на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Оглавление:

    Археология Земли
    Археология языка
    Мифология славян
    Инглиизм
    Веды
    О Вселенной
    О Человечестве
    Мироустройство
    Хроники Акаши
    Никола Тесла
    Космология Теслы
    Физика Д. Ларсона
    Праведы
    Фото космоса
    Уровни измерений
    Торсионные поля
    Эфир Атлантов
    Единицы Сознания
    Единство Одного
    Феномены Планет
    Материал Сетха
    Материал Ра
    Космология в Ведах
    Единство Октавы
    Гармоники Вселенной
    Эра Водолея
    ДНК
    Суть БытиЯ
    Суть Творения
    Жива

ИНТЕРНЕТ:

Гостевая сайта
Проектирование



КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript






РЕКЛАМА:

Н.А. Козырев, торсионные поля

основные характеристики заново открытого энергетического поля


изм. от 12.01.2014 г (добавлено фото)

Решающее научное свидетельство того, что вся физическая материя формируется “эфиром” невидимой сознательной энергии существовало, по крайней мере, с 1950-х годов. Знаменитый русский астрофизик Николай Александрович Козырев (1908-1983) доказал, что такой энергетический источник должен существовать. В результате он превратился в одну из самых противоречивых фигур в истории русского научного сообщества. В бывшем Советском Союзе необычные применения его трудов и трудов всех его последователей были почти полностью засекречены, но с развитием Интернета мы, наконец, получили доступ к “самому строжайшему секрету”.

Слово “эфир” по-гречески означает “сияние”. Фундаментальная реальность этого невидимого жидкообразного источника универсальной энергии долгое время была прерогативой секретных школ мистерий во всем мире. Труды греческих философов Пифагора и Платона описывали эфир во всех деталях, то же делали и Ведические тексты древней Индии, называя его разными именами – “прана” и “Акаша”. На востоке он часто известен как “чи” или “ки”, причем особый упор делался на его взаимодействие с человеческим телом (например, наука акупунктура). Мастера и адепты, унаследовавшие секретные традиции, постепенно учились манипулировать этой энергией и достигали чудесных результатов, таких как левитация, телепортация, проявление, мгновенное исцеление, телепатия и тому подобное. Такие результаты неоднократно фиксировались в XX-м веке и изучались в лаборатории.

В научных кругах существование эфира безоговорочно принималось вплоть до начала XX-го века, когда эксперимент Майкельсона-Морли (1887) стал использоваться для “доказательства” того, что такого скрытого энергетического источника не существует. Однако более поздние открытия, включающие “темную материю”, “темную энергию”, “виртуальные частицы”, “вакуумный поток” и “энергию нулевой точки” вынудили сопротивляющихся западных ученых осознать, что во Вселенной должна существовать невидимая энергетическая среда. И пока вы пользуетесь мягким термином “квантовая среда”, а не запрещенным словом “эфир”, вы можете говорить о нем в прессе, не слишком опасаясь насмешек.

Один из примеров доказательства существования эфира исходит от Хэла Путхоффа, уважаемого ученого Кэмбриджского Университета. Он часто упоминает эксперименты начала XX-го века, проводившиеся для того, чтобы посмотреть, существует ли энергия в “пустом пространстве”, задолго до появления теории квантовой механики. Чтобы проверить идею в лаборатории, необходимо создать пространство, полностью свободное от воздуха (вакуум) и экранированное свинцом от всех известных электромагнитных полей, то есть использовать то, что известно как камера Фарадея. Затем безвоздушный вакуум охлаждался до температуры абсолютного нуля или -273oC, температуры, при которой вся материя должна переставать вибрировать и производить тепло.

Эксперименты показали, что вместо отсутствия в вакууме энергии, ее там огромное количество, то есть огромное количество энергии из абсолютно неэлектромагнитного источника! Путхофф часто называл вакуум “бурлящим котлом” энергии огромной важности. Поскольку энергия обнаруживалась при температуре абсолютного нуля, ее окрестили “энергией нулевой точки“; русские ученые называют ее “физическим вакуумом”. Недавно, авторитетные традиционные физики Джон Уилер и Ричард Фейнман вычислили, что:

Количества энергии, содержащегося в объеме одной электрической лампочки достаточно для того, чтобы довести до кипения все океаны мира!

Ясно, что мы имеем дело не с какой-то слабой невидимой силой, а с источником почти невероятной колоссальной энергии, обладающей силой, более чем достаточной для поддержания существования всей физической материи. В новой, основанной на теории эфира науке все четыре основных силовых поля, будь то гравитация, электромагнетизм или сильные и слабые взаимодействия, являются просто разными формами эфира. Еще одна идея, сколько “свободной” энергии реально существует вокруг нас, приходит от профессора М. Т. Дэниэлса. Он обнаружил, что плотность гравитационной энергии возле поверхности Земли составляет 5,74 х 1010 т/м3. (Давайте не будем забывать, что в новой модели гравитация – это еще одна форма эфира.) Результат профессора Дэниэлса означает, что вытягивание из гравитационного поля 100 киловатт мощности “свободной энергии” – это всего лишь 0,001% естественной энергии, которая производится в этом месте.

Исследование, выполненное Николой Теслой (1891), привело к выводу, что эфир “ведет себя как жидкость с твердыми телами, и как твердое тело по отношению к свету и теплу”; он становится доступен при “достаточно высоком напряжении и частоте” (намек Теслы на возможность технологии свободной энергии и антигравитации).

Чтобы по-настоящему понять работу Козырева и связанные с ней находки, требуются новые аналогии физической материи. Его труды вынуждают визуализировать все физические материальные объекты во Вселенной как губки, погруженные в воду. Во всех аналогиях нам придется рассматривать губки как остававшиеся в воде достаточно долгий период времени, чтобы полностью ею пропитаться. Имея это в виду, есть две вещи, которые можно сделать с пропитанными водой губками: посредством очень простых механических действий можно либо уменьшить, либо увеличить содержащийся в них объем воды.
1. Уменьшение: Если находящуюся в воде и пропитанную водой губку сжать, охладить или вращать, в окружающую среду выльется какое-то количество воды и масса губки уменьшится. Как только губка отпускается, давление на миллионы крошечных пор уменьшается, заставляя ее вновь поглощать воду и расширяться до нормальной массы покоя.
2. Увеличение: Посредством нагревания (вибрации), в находящуюся в состоянии покоя губку можно закачать дополнительное количество воды, то есть заставить некоторые поры расшириться от большего количества воды, чем они способны удерживать в комфортном состоянии. В этом случае, как только мы убираем дополнительное давление, губка начинает естественно высвобождать избыток воды и сжиматься до нормальной массы покоя.

Хотя большинству людей это покажется невероятным, Козырев показал, что посредством трясения, вращения, нагревания, охлаждения, вибрации или разрушения физических объектов, их вес можно увеличивать или уменьшать на небольшое, но измеряемое количество. И это только один аспект его замечательной работы.

Первый научный труд Козырева был опубликован, когда ему было семнадцать лет; и другие ученые были восхищены глубиной и ясностью его логики. Его главный труд связан с астрофизикой, он изучал атмосферы Солнца и других звезд, феномен солнечных затмений и равновесие излучения. К двадцати годам он окончил Ленинградский Университет и получил степень по физике и математике. К двадцати восьми годам Козырев был широко известен как выдающийся астроном и преподавал в нескольких учебных заведениях.

В 1936 году спокойная жизнь Козырева была нарушена самым жестоким и трагическим образом. При Сталине его репрессировали, и в 1937 году он начал одиннадцатилетний тернистый путь, пройдя через все известные ужасы концентрационного лагеря.

Он знал, что в середине 1800-х годов Луи Пастер открыл, что строительные блоки жизни, известные как “протоплазма”, по сути, не симметричны, и что колонии микробов растут в спиралевидной структуре. Те же расширяющиеся пропорции заложены в структуре растений, насекомых, животных и людей. Об этом писали многие наследники древних традиций Мистерий Атлантов, обсуждая “сакральную геометрию”, - спиралевидную форму, известную как Спираль Фибоначчи, Золотое Сечение и/или спираль “фи”.

В результате наблюдений в концентрационном лагере, Козырев понял, что в дополнение к обычным способам приобретения энергии посредством еды, питья, дыхания и фотосинтеза, все жизненные формы “вытягивают” энергию из невидимого спиралевидного источника.

Козырев выдвинул теорию, что направление спиралевидного роста раковины и с какой стороны человеческого тела находится сердце, определяется направлением энергетического потока. Если бы где-то в пространстве-времени существовало место, в котором энергетический поток спиралевидно закручивался бы в противоположном направлении, тогда он бы ожидал, что и раковины росли бы в противоположном направлении, а сердце находилось бы на противоположной стороне тела.

Когда в 1948 году Козырева, наконец, реабилитировали, и он смог вернуться к своим исследованиям, он высказал много продвинутых предсказаний о Луне, Венере и Марсе, которые впоследствии подтвердились советскими космическими кораблями. Это снискало ему славу пионера советской космической гонки. В 1958 году Козырев вновь потряс мир, заявив, что Луна демонстрирует вулканическую активность в кратере Альфонс. Если это положение верно, во что совершенно отказывается верить большинство астрономов и ученых, тогда Луна обладает огромными природными ресурсами и источниками энергии.

Лауреат Нобелевской премии Гарольд Ури принадлежал к небольшой группе ученых, веривших, что теория Козырева о вулканической активности Луны верна. Он настоял, чтобы НАСА провело исследование. В результате НАСА запустило колоссальный проект “Лунное Мерцание”. Позже этот проект подтвердил утверждения Козырева, обнаружив на Луне значительные испускания газа.

Как мы говорили, спиралевидные энергетические паттерны в природе раскрылись глазам Козырева, когда он находился в концентрационном лагере. Он понял, что спиралевидная энергия – это на самом деле истинная природа и проявление “времени”. Очевидно, он чувствовал, что “время”, каким мы его знаем, - нечто намного большее, чем просто функция отсчета продолжительности. Козырев настаивает, чтобы мы пытались думать о причине существования времени, о чем-то ощутимом и опознаваемом во Вселенной, что можно связать со временем. Мы знаем, что благодаря орбитальным паттернам Земли и Солнечной системы мы прослеживаем сложный спиралевидный паттерн в пространстве.

29 мая 1919 года Альберт Эйнштейн выдвинул идею: “мы живем в искривленном четырехмерном пространстве-времени”, в котором время и пространство каким-то образом сливаются в “полотно”. Он верил, что такой объект как Земля, вращаясь в пространстве, ”волочит за собой пространство и время”, и что полотно пространства и времени искривляется внутрь вокруг планетарного тела. Он говорил:

“Гравитация больше не является загадочной, действующей на расстоянии силой. Скорее, она – результат стремления объекта прямолинейно двигаться в пространстве, искривленном благодаря присутствию материальных тел”.

Пространство искривлено? “Постойте,… но разве пространство не пустое?” - спросите вы. Как можно искривить нечто пустое? Как видно, существенная проблема с визуализацией модели гравитации Эйнштейна возникает вместе со словом “искривлено”, поскольку искривляться может только нечто, похожее на плоское, эластичное полотно. И в самом деле, большинство попыток визуализировать результаты Эйнштейна рисуют планеты в виде грузов, давящих на воображаемый плоский лист резины, который растягивается в пространстве в виде “полотна” пространства-времени. Двигаясь к Земле, объект, такой как комета или астероид, следует геометрии полотна. Проблема этой модели в том, что любое искривление пространства-времени должно было бы двигаться к сферическому объекту из всех направлений, а не только из плоскости. Более того, чтобы толкать груз вниз в плоское резиновое полотно, потребовалась бы сила гравитации. В пространстве невесомости и шар, и полотно просто бы плавали вокруг друг друга.

На самом деле, слово “плавающий” намного более точное, чем “искривленный”, что гравитация – это форма эфирной энергии, непрерывно втекающая в объект. Уравнения гравитации не конкретизируют, в каком направлении должна втекать эфирная энергия. Просто констатируется существование гравитации как силы, отвечающей за то, что объекты не уплывают с поверхности Земли. Идеи, что гравитация – это форма эфирной энергии, можно проследить у Джона Кили, Уолтера Расселла и позднее у Уолтера Райта в его хорошо организованной теории “Толкающей Гравитации”.

Как только мы понимаем, что все силовые поля, такие как гравитация и электромагнетизм, - просто разные формы движения эфира, у нас появляется активный источник гравитации и причина его существования. Мы видим, что каждая молекула всего тела планеты должна поддерживаться втекающим потоком эфирной энергии. Энергия, сотворяющая Землю, сотворяет и втекает и в нас. Гигантское течение втекающей в Землю энергетической реки подхватывает нас как москитов, приклеивающихся к оконному стеклу, когда ветер дует прямо в стекло. Наши тела не могут проходить через твердую материю, а поток эфирной энергии может; и это одна из многих вещей, которую демонстрировали Кили, Тесла, Козырев и другие. Чтобы “оставаться живой”, звезда или планета должна непрерывно вытягивать энергию из окружающего пространства. Еще в 1950-х годах Козырев пришел к такому же выводу относительно Солнца, заключив, что звезды действуют как “машины, преобразующие поток времени в тепло и свет”.

В 1913 году Эли Картан первым продемонстрировал следующее: “полотно” (поток) пространства-времени в общей теории относительности Эйнштейна не только “искривлено”, но и обладает вращательным или спиралевидным движением, известным как “торсион”. Этот раздел физики называют Теорией Эйнштейна-Картана. В то время теорию Картана не приняли всерьез, ибо все происходило до появления квантовой физики, когда верили, что элементарные “частицы”, такие как электроны, вращаются или “крутятся” по орбитам вокруг ядра. Большинство людей не знает: сейчас общепризнанно, что пространство, окружающее Землю а, возможно, и всю Галактику, обладает правосторонним вращением”. Это значит, что, проходя через физический вакуум, энергия вынуждена вращаться по часовой стрелке.

В классических физических моделях торсионные поля никогда не рассматривались как универсальная сила на уровне гравитации или электромагнитной энергии, во многом потому, что последние существовали только теоретически. Оригинальная теория Картана (1913 год) допускала, что торсионные поля на 30 порядков слабее, чем гравитация, а уже известно, что гравитация на 40 порядков слабее, чем электромагнитная энергия! Как утверждали теоретики, благодаря такому слабому влиянию естественно вращающиеся торсионные поля не вносят никакого значимого вклада в явления, которые можно наблюдать во Вселенной.

В начале 1970-х годов, работы А. Траутмана, В. Копчинского, Ф. Хейла, Т. Киббла, В. Скиамы и других всколыхнули волну интереса к торсионным полям у ученых с открытым умом. Строгие научные факты взорвали миф, основанный на просуществовавшей 60 лет теории Картана, что торсионные поля слабые, крошечные и не способны двигаться в пространстве. Миф теории Эйнштейна-Картана в том, что спиралевидные торсионные поля не способны двигаться (то есть остаются статическими) и могут существовать только в пространстве, намного меньшем, чем атом. Скиама и его коллеги продемонстрировали, что торсионные поля существуют и назвали их “статическими торсионными полями”. Однако разница в том, что наряду со статическими торсионными полями были обнаружены и “динамические торсионные поля”, обладающие свойствами намного более поразительными, чем предполагали Эйнштейн и Картан.

Согласно Скиаме и его коллегам, статические торсионные поля создаются вращающимися источниками, не излучающими никакой энергии. Однако если имеется вращающийся источник, испускающий энергию в любой форме (такой как Солнце или центр Галактики), и/или вращающийся источник, обладающий больше, чем одной формой движения одновременно (такой как планета, вращающаяся одновременно и вокруг своей оси и вокруг Солнца), тогда автоматически создаются динамические торсионные поля. Этот феномен позволяет торсионным волнам распространяться в пространстве вместо того, чтобы пребывать в одном “статичном” месте. Следовательно, подобно гравитации или электромагнетизму, во Вселенной торсионные поля способны передвигаться из одного места в другое. Более того, десятилетия назад Козырев доказал, что эти поля движутся со “сверхсветовыми” скоростями, а это значит, намного превышая скорость света. Если вам удастся получить импульс, который движется через “полотно пространства-времени” со сверхсветовыми скоростями и отделен от гравитации или электромагнетизма, вы совершите значительный прорыв в физике, прорыв, требующий существования “физического вакуума”, “энергии нулевой точки” или “эфира”.

Известным опытом Козырева был тот, который описывает Александр Пугач: «Николай Александрович поведал притихшему залу (дело было в Главной астрономической обсерватории города Киева) о том, как маятник его весов, подвешенных к знаменитой крымской «пятидесятке» (имеется в виду пятидесятидюймовый телескоп Крымской обсерватории), отклонился на несколько градусов, когда он навел телескоп на объект С УС Х-1, в то время кандидат номер один в «черные дыры». Самое интересное, по словам докладчика, заключалось в том, что маятник среагировал тогда, когда ось телескопа смотрела не на звезду, а была смещена на несколько угловых секунд в сторону, именно в ту точку, где звезда находится сейчас. Из-за конечной скорости распространения света мы всегда видим звезду в прошлом, — говорил ученый, — пока свет от источника дойдет до нас, звезда из-за собственного движения успевает сместиться в сторону, и только приборы, регистрирующие изменения плотности времени, могут указывать на истинное, а не просто видимое положение источников». Именно это обстоятельство Николай Козырев считал доказательством того, что поток времени распространяется если не мгновенно, то, во всяком случае, со скоростью, намного превышающей скорость света. И скорость эта приблизительно равна скорости распространения квантов.

Эксперименты Козырева начались в 1950-х годах, а с 1970-х годов выполнялись с помощью В.В. Насонова. Насонов помог стандартизировать лабораторные методы и статистический анализ результатов. Важно помнить, что эксперименты проводились в самых строгих условиях, повторялись сотни, а во многих случаях тысячи раз и записывались в математических деталях. Чтобы реагировать на присутствие торсионных полей, которые Козырев называл “потоком времени”, были спроектированы специальные детекторы, использующие вращение и вибрацию.

Возвращаясь к предыдущей аналогии: мы говорили, что материя ведет себя как губка в воде. Если мы делаем что-то, что нарушает структуру губки, например, сжимаем, вращаем или подвергаем вибрации, она будет высвобождать какое-то количество воды в окружающую среду. С годами были открыты процессы для создания “потока времени” торсионных волн в лаборатории, и все они происходят благодаря какому-то виду разрушения материи:
• деформация физического объекта
• удары воздушной струи о препятствия
• работа песочных часов
• поглощение света
• трение
• горение
• действия наблюдателя, такие как движение головы
• нагревание или охлаждение объекта
• изменение агрегатного состояния вещества (твердое тело в жидкость, жидкость в газ, и так далее)
• растворение и перемешивание веществ
• увядание растений
• не световое излучение астрономических объектов
• внезапные изменения человеческого сознания

Кроме смущающего последнего пункта, относящегося к сознанию, можно легко видеть, что каждый процесс каким-то образом разрушает материю, вынуждая ее либо поглощать, либо выделять небольшие количества эфирной “воды”, что совершенно соответствует нашей аналогии с губкой. И вот еще один важный факт: были зарегистрированы случаи, когда сильная эмоциональная энергия тоже могла вызывать измеримую реакцию. Причем такие случаи замечались не только д-ром Козыревым, но и многими другими. Мы предположим, что торсионные волны и сознание – идентичные проявления разумной энергии.

Возвращаясь на более “удобную” площадку физической материи, работы Козырева продемонстрировали, что торсионные поля могут поглощаться, экранироваться и иногда отражаться. Например, сахар может поглощать, полиэтиленовая пленка и алюминий могут экранировать, а другие формы алюминия и зеркала могут отражать. Козырев обнаружил, что в присутствии торсионных полей твердые и неэластичные объекты будут демонстрировать изменение веса, в то время как гибкие и эластичные объекты будут показывать изменения эластичности и/или вязкости. Также, он показал, что вес вращающегося волчка будет меняться, если волчок вибрирует, нагревается, охлаждается или если по нему пропустить электрический ток. Как можно убедиться, все вышеуказанные поведения прекрасно вписываются в нашу аналогию материальной “губки”, поглощающей или высвобождающей небольшие количества энергетической “воды”.

Бесспорно, самой большой проблемой оставалось механическое обнаружение этой энергии. Кроме того, более века она ускользала от официальной науки. Здесь важно помнить: хотя влияния торсионных волн на материю относительно малы, они осуществляют постоянное толкание. Исследование Шипова, Терлетского и других русских теоретиков связало энергию торсионных полей с энергией гравитации, что привело к появлению термина “грависпинная энергия” и науки “грависпинорики”. В новых теориях гравитация и спин (вращение) связываются тем же способом, что и электростатика и магнетизм для образования электромагнитной волны. Хотя торсионные волны могут двигаться в любом направлении, обычно они поглощаются нисходящим потоком гравитационного поля. Отсюда, самые сильные влияния давления торсионных волн были бы легким спиралевидным движением, соединенным с гравитацией. Поскольку давление очень невелико, обычно мы не замечаем такого движения в себе или в падающих объектах.

Многие механические детекторы торсионных волн Козырева включают движущиеся объекты, такие как вращающийся гироскоп или асимметричный качающийся маятник. Простая аналогия поможет начать понимать, как такие движущиеся объекты способны улавливать мягкое давление. Если корабль в море не ставит паруса по ветру, он не будет двигаться. Паруса должны равняться на направление ветра, и если оно меняется, вы тоже должны двигаться, чтобы уловить новое направление. Обнаружение торсионных волн – процесс намного более трудный, чем плавание, поскольку они постоянно меняют направление в форме трехмерной спирали. Так или иначе, в обнаруживающем объекте нужно создать вибрацию, которая позволит постоянно улавливать трехмерную движущуюся спираль энергетической силы.

Козыреву удалось уловить тонкое давление торсионных волн посредством комбинации двух разных форм вибрации или движения одновременно. В лабораторных условиях, чтобы взаимодействовать с “потоком времени” (так Козырев называл торсионную волну), можно воспользоваться гироскопами или маятниками. В данном случае в ответ на энергию такие детекторы будут демонстрировать изменения веса или внезапные угловые движения.

Одним из самых основных детекторов энергии “потока времени”, используемым Козыревом, были “крутильные весы” или коромысловые весы, свободно вращающиеся потому, что подвешены на нити. Как описывалось в первой статье Козырева в 1971 году, динамо-весы не обладали равным распределением веса на каждой стороне, ибо один конец коромысла весил десять грамм, а другой – один грамм. Козырев подвесил коромысло на капроновую нить диаметром 30 мкм и длиной 5-10 см. Точка нити подвеса была взята рядом с большим грузом, масса которого в десять раз превышала массу малого груза, укрепленного на длинном плече коромысла, так, чтобы под влиянием гравитации весы оставались бы в совершенном горизонтальном положении. Также, такое расположение создавало большее напряжение в самих весах, заставляя их двигаться легче. Более легкое плечо коромысла было сделано в виде стрелки, так что Козырев в любое время мог измерять на угломере количество градусов сдвига весов.

Чтобы избежать влияния атмосферы, вся система помещалась под стеклянный колпак так, чтобы оттуда можно было откачивать воздух. Более того, чтобы экранировать все известные электромагнитные влияния Козырев окружил колпак металлической сеткой (похожей на клетку Фарадея). И самое важное: верх нити, на которой были подвешены крутильные весы, механически вибрировал с помощью электромагнитного устройства.

Эксперименты не считались надежными до тех пор, пока весы не оставались абсолютно спокойными даже в присутствии дополнительных вибраций на верху нити. Однако дополнительные вибрации, покачивающие верх нити, обеспечивали большую чувствительность к внешней вибрации, которая отдавалась во всем объекте. Итак, у нас есть неравные весы, тщательно подвешенные на тонкой нити так, чтобы оставаться горизонтальными, тем самым, создавая систему, находящуюся под большим напряжением и легко сдвигающуюся даже от легкого прикосновения. Все это напоминает силу рычага, позволяющего человеку поднять целый автомобиль простым поворотом домкрата. Затем, когда вы прибавляете напряжение вибраций, движущихся вверх-вниз по нити и в самих весах, у вас есть все необходимые ингредиенты, чтобы создать настолько чувствительный детектор, чтобы “мягкое шептание” давления торсионных полей могло показать измеримый эффект. Это один из нескольких умных путей уловить и обнаружить эти силы. (В качестве другого примера, можно привести в движение гироскоп, а затем подвесить его на вибрирующую нить.)

Если не включается дополнительная энергия вибрации, то вам повезет, если вы вообще заметите реакцию, ибо обычно “толкание” торсионных волн не достаточно сильно, чтобы двигать стационарный объект. Многие ученые, пытавшиеся повторить эксперименты Козырева, часто терпели поражение потому, что вы не обнаружите торсионные волны маятником, если он не асимметричен и/или вы не вводите вибрацию в верхнюю часть нити. Иной способ визуализировать этот эффект –аналогия о разнице между каплей воды, помещенной на холодный металл и на горячую кастрюлю. Вибрации металла в кастрюле будут заставлять воду энергично действовать в посуде и становиться очень чувствительной к самому легкому изменению давления из любого направления.

Представляется, что некоторые эксперименты Козырева обманчиво просты по сравнению с эффектами, которых ему удалось достичь. Например, простое поднимание и опускание 10-килограммовой гири будут оказывать торсионное давление на маятник на расстоянии 2-3 метров, причем действие проходит даже сквозь стены. Маятник, используемый как детектор, был экранирован стеклом и находился в вакууме, поэтому эффект не мог создаваться воздухом. И вновь, ключевой компонент эксперимента – верх нити должен вибрировать, чтобы вносить дополнительное напряжение и движение, позволяющие маятнику удавливать давление торсионных волн. Это еще один эксперимент, показывающий, что чистая масса 10-килограммовой гири ведет себя как губка в воде, создавая “ряби” в окружающей “воде” при движении вверх и вниз. И вновь, это основное свойство материи.

В другом похожем эксперименте, Козырев взял обычные крутильные весы, используемые для измерения веса, где правое коромысло обладало фиксированным весом, а к левому был приделан крючок для подвешивания разных объектов. В этом случае, подвешиваемые на левое коромысло объекты тоже были простыми гирями, только они подвешивались на эластичном подвесе, что позволяло им легко подниматься и опускаться. Обычно, если гири на обоих коромыслах находятся в устойчивом положении, весы будут оставаться сбалансированными, а шкала - показывать определенный вес. Затем либо рукой, либо зажимом Козырев стабилизировал коромысло так, чтобы оно не двигалось, и убирал с крючка объект. Затем он около минуты тряс объект на эластичном подвесе вверх-вниз. И все!

Проделав это, он спокойно возвращал гирю на коромысло весов и вновь измерял вес, который оказывался немного больше, чем раньше. Затем шкала показывала, что измеряемый вес объекта постепенно уменьшается, поскольку последний высвобождает дополнительную энергию, которую набрал в результате тряски. Козырев заметил: очень важно, чтобы, удерживая коромысло, рука его не нагревала, поэтому вместо руки он обычно использовал металлический зажим. Интересно, что в определенные дни тест проходил легко, в то время как в другие дни он работал с трудом или не работал вовсе. То же самое относилось и к подъему и опусканию 10-килограммовой гири. Это известно как феномены, “меняющиеся в зависимости от времени“.

Многие читатели ожидали, что эффекты Козырева объясняются ошибками в записях. Однако важно помнить: не существует ни одного конкретного опровержения результатов экспериментов Козырева и Насонова (Левич, 1996). Более того, независимые группы исследователей воспроизвели и подтвердили результаты некоторых его экспериментов. Это А. И. Вейник в 1960-1980 годах, Лаврентьев и Еганова в 1990 году, Лаврентьев и Гусев в 1990 году, Лаврентьев в 1991 и 1992 годах. Американский исследователь Дон Сэвидж тоже воспроизвел многие труды Козырева и опубликовал результат в журнале Теории Науки и Техники.

Многие эксперименты Козырева показали, что направление движения детектора очень важно для создания измеряемых изменений веса. Он определил, что гироскоп, который вращается, нагревается или проводит электричество, будет существенно уменьшать вес, если вращается против часовой стрелки. Когда же гироскоп вращается по часовой стрелке, вес остается неизменным. Козырев пришел к выводу, что это объясняется “эффектом Кориолиса” – падая на поверхность Земли, объект будет демонстрировать вращательное движение. Это происходит благодаря тонкому спиралевидному давлению торсиона, которое передается потоку эфира (гравитации), когда он стремится в землю, поддерживая существование всех ее атомов и молекул. В 1680 году Ньютон и Хук подтвердили, что эффект Кориолиса реален посредством сбрасывания объектов в длинные стволы шахт. После этого эксперименты неоднократно повторялись. Эффект Кориолиса создается вращением против часовой стрелки в северном полушарии и вращением по часовой стрелке в южном. Он считается основной силой, ответственной за системы погоды. Также, его следует учитывать при стрельбе из артиллерийских орудий дальнего действия по конкретным целям, что являлось проблемой военных до открытия эффекта Кориолиса. Это еще один малоизвестный факт, о котором не знает большинство людей.

Мы помним: для того, чтобы наблюдать аномальные эффекты, Козырев сначала подвергал гироскоп вибрации, нагреванию или действию электрического тока. При этом он вращал гироскоп либо по часовой стрелке, либо против часовой стрелки. Если вибрирующий гироскоп двигался против часовой стрелки в северном полушарии, он двигался в унисон с движением против часовой стрелки эффекта Кориолиса. Это вынуждало объект поглощать энергию, которая обычно толкала его вниз, затем регистрировалось небольшое, но измеряемое уменьшение веса.

Работа Г. Хаясаки и С. Такеучи независимо подтвердила тот же аномальный результат. Когда гироскоп вращался против часовой стрелки, он падал медленнее, чем ожидалось. Вращаясь по часовой стрелке, гироскоп не показывал никаких изменений, подтверждая находки Козырева. Естественно, Япония находится в северном полушарии. Также, Козырев обнаружил: если гироскоп не удерживался на 100% горизонтально, в эксперименты вводился дополнительный торсион. Это позволило предположить, что движущаяся вниз гравитация каким-то образом соединяется с торсионными волнами, что позже подтвердили теоретики. Без существования эфира и феномена динамического торсиона, не мог бы быть получен ни один из этих результатов.

Конструктивное открытие торсионных полей, которое могло бы переписать не только историю науки, но и судьбу всего мира, было совершено и тут же засекречено при запуске американского спутника Эксплорер I в 1958 году.

Совершенный пример овладения торсионными волнами посредством вращения был абсолютно независимо обнаружен Брюсом ДеПальмой. В условиях полного вакуума ДеПальма взял два стальных шара и катапультировал их в воздух под одинаковыми углами и с одинаковым количеством силы. Единственная разница была в том, что один шар вращался со скоростью 27.000 оборотов в минуту, а второй оставался стационарным. Вращающийся шар поднимался выше и падал медленнее, чем его стационарный собрат, что нарушало все известные законы физики. Единственное объяснение этого эффекта таково: оба шара втягивают в себя энергию из невидимого источника, при этом вращающийся шар “поглощает” энергии больше, чем стационарный, энергии, обычно существующей в виде гравитации и направленной вниз в землю. При наличии торсионно-полевого исследования, можно видеть, что вращающийся шар мог поглощать естественные спиралевидные торсионные волны из окружающей среды, что давало ему дополнительный запас энергии.

Козырев обнаружил, что проведение экспериментов зависит от времени. Он открыл, что эксперименты работают лучше поздней осенью и в первую половину зимы, но их невозможно проводить летом. Козырев верил, что летнее нагревание атмосферы создает нарушение, прерывающее поток торсионных волн. Дополнительное тепло заставляет молекулы воздуха колебаться более энергично, что, в свою очередь, нарушает тонкие спиралевидные давления – результат движения торсионных волн. Вот как объясняет это сам Козырев: “Нагревание солнечными лучами создает атмосферный загрузчик, взаимодействующий с (экспериментальными) эффектами”. В начале карьеры он считал, что зависимость эффекта от времени вызывается естественно происходящим ростом растительности в более теплые месяцы, поскольку уже заметил, что простое присутствие цветущих растений могло влиять на результаты эксперимента, поскольку они втягивают в себя энергию, обычно текущую в детекторы. Ясно, что сочетание растений, летом поглощающих энергию для поддержания, и усиливающийся хаос вибраций в более теплой атмосфере могли отвечать за трудности в проведении измерений в более теплые времена года.

Еще одно следствие работы Козырева – географическое место проведения эксперимента тоже оказывает значимое влияние. Самые лучшие результаты были получены тогда, когда он выполнял измерения возле Северного Полюса. Самые рискованные из них выполнялись на глыбах дрейфующего льда на максимальной широте 84o, Северный Полюс находится на широте 90o. Это очень важное положение, ибо показывает, что самое большое количество энергии торсионных волн втекает в Землю в полярных регионах и ослабевает по мере движения к экватору.

Бесспорно, большинство читателей заинтересуется тем, почему любые эффекты связаны с полюсами Земли. Ответ содержится в учении о магнетизме. В 1991-1992 годах А. И. Вейник определил, что типичные “постоянные” железно-ферритовые магниты обладают не только коллективным магнитным полем, но и коллективным торсионным полем, с правосторонним вращением на северном полюсе и левосторонним вращением – на южном. Г. И. Шипов продемонстрировал, что все электромагнитные поля генерируют торсионные волны. Отсюда, поскольку все мы знаем, что магнитное поле Земли больше всего сконцентрировано на полюсах, самая большая сила торсионных волн тоже будет в полярных регионах. В своей книге Ричард Пасичник показал, что импульсы землетрясений движутся быстрее в направлении север-юг, чем восток-запад. Поэтому дополнительное давление торсионных волн, втекающих и вытекающих из полярных регионов, влияет намного больше, чем обычная полярность север-юг магнитного поля, измеряемая компасом.

Также Козырев определил, что торсионная энергия течет по-другому в южном полушарии Земли, чем в северном полушарии, и вновь за счет эффекта Кориолиса. Он открыл, что в южном и северном полушарии скорость гравитационного ускорения слегка меняется - на порядок 3х10-5. Представляется, это результат малоизвестного факта, что сферическая форма Земли более плоская в северном полушарии, чем в южном. Такое же явление наблюдалось и измерялось и на других планетах – Юпитере и Сатурне. Козырев считал: поскольку поверхность южного полушария немного дальше удалена от центра гравитации Земли, чем северного, это и отвечает за едва различимое изменение скорости ускорения гравитации.

Слово “латентный” означает “отложенный”. Козырев наблюдал конкретные эффекты, которые продолжались некоторое время спустя после того, как он останавливал создание любых торсионных волн и/или нарушение измеряемых объектов. Мы помним, что он демонстрировал следующее: простое встряхивание гири на эластичной подвеске увеличивало вес гири, которая медленно восстанавливала нормальную массу покоя, как только помещалась обратно на крутильные весы. Время, которое требуется объекту на восстановление нормального веса, и есть измерение “латентной силы”, способной удерживаться.

Некоторые объекты будут наращивать или терять вес быстрее, чем другие. Козырев пришел к выводу, что скорость, с которой объект наращивает или теряет вес, зависит от его плотности или густоты, а не от общего веса. Он показал, что потеря веса происходит по экспоненте; и чем плотнее материал, тем быстрее исчезает остаточная сила. Вот несколько примеров:
• Свинец, плотность 11, будет терять латентные силы за 14 секунд.
• Алюминий, плотность 2,7, теряет латентные силы за 28 секунд.
• Дерево, плотность 0,5, теряет латентные силы за 70 секунд.

Если это трудно понять, можно подумать о том, что более плотная, густая губка (такая как пенопласт, используемый в матрасах или сидениях) пружинит больше, чем легкая и более тонкая (такая как бесформенная старая кухонная мочалка). Чем больше “пружинит” материал, тем быстрее он может поглощать или высвобождать энергию. Козырев проверял эти эффекты на меди, латуни, кварце, стекле, воздухе, воде, угле, графите, столовой соли и других материалах. Он указал, что “самые большие эффекты, с максимальным временем сохранения, наблюдались на пористых материалах, таких как кирпич или вулканический туф” (Насонов, 1985). Нас это должно заинтересовать, поскольку в нашей аналогии губка тоже пористый материал, а это значит, что в ней много маленьких пор или отверстий.

Еще один пример латентных сил, существующих в системе, обнаруживается в эффекте Аспдена, открытом д-ром Гарольдом Аспденом из Кэмбриджского Университета. Эксперимент включает гироскоп, чье центральное колесо представляет собой мощный магнит. Нормальное количество энергии, требующееся для вращения гироскопа с максимальной скоростью, - 1000 джоулей. Подобно стакану с водой, размешиваемой ложкой, вращение гироскопа будет вынуждать энергию внутри центрального колеса начинать движение по спирали, и перемешивание будет продолжаться внутри объекта даже тогда, когда Аспден останавливает гироскоп.

Удивительно, что в течение 60 секунд после остановки вращения гироскопа, чтобы довести его до скорости, достигнутой в первый раз, требовалось в десять раз меньше энергии – всего 100 джоулей. Это еще один воспроизводимый эффект, который игнорировался традиционной наукой, ибо “нарушал законы физики”. Однако, основываясь на работе Козырева, мы можем услышать ликование русских ученых, когда они читают о проблемах Аспдена с признанием этого эффекта на западе.

Сейчас, если вы обратили внимание, то могли заметить: Козырев продемонстрировал, что свинец (Pb) поддерживает латентные силы 14 секунд, алюминий – 28, а гироскопы Аспдена – целых 60 секунд. Это происходит потому, что посредством постоянного магнита (центр гироскопа) используется дополнительная эфирная/торсионная энергия.

Хотя мы уже обсудили гироскопы, маятники и торсионные крутильные весы, Козырев открыл и немеханические детекторы, способные подбирать энергию “потока времени”. Под “немеханическими” детекторами мы имеем в виду следующее: торсионные волны можно обнаружить и без обычно требующихся для этого движущихся частей, включающих в себя две разные формы механической вибрации или движения (гироскоп, торсионные крутильные весы и маятник). В присутствии торсионных полей некоторые из немеханических детекторов способны демонстрировать значительные изменения. А в случае вольфрама и кварца влияние торсионных полей на материал необратимо. Всё нижеперечисленное будет показывать изменения в присутствии торсионно-волновой энергии:
- величина сопротивления электронных резисторов, особенно сделанных из вольфрама
- уровень ртути в термометрах
- колебания кварцевых пьезоэлементов
- электрические потенциалы термопары
- вязкость воды
- работа выхода электронов в фотоэлементах
- скорости химических реакций (эффект Белузова – Жаботинского)
- параметры роста бактерий и растений

Детальное описание работы Козырева, включая точные графики, детальную статистику, анализ и описания всех вышеперечисленных детекторов можно найти в книге А. П. Левича “Субстанциональная интерпретация концепции времени Н. А. Козырева” (1996).

Другой эффект был открыт Дональдом Ротом, он назвал его “магнитной памятью”. Этот эффект был зафиксирован Институтом Новой Энергии. Рот открыл: если магнит поместить достаточно близко к крутильным весам так, чтобы он притягивал их к себе, то через пять дней магнит можно отодвинуть от весов намного дальше, но они все так же будут притягиваться к нему. Русские ученые называют эту концепцию “вакуумным структурированием”, и это вновь демонстрирует, что в предположительно пустом пространстве “что-то есть” – нечто, что наследники Мистерий Атлантов знали как “эфир”.

Также, Козырев открыл, что тем же способом можно “структурировать” физическую субстанцию. Как он писал:

“… Тело, находившееся некоторое время вблизи процесса и поднесенное затем к крутильным весам, действовало на них так же, как и сам процесс. Запоминание действия процессов свойственно различным веществам, кроме алюминия” (Козырев, 1977).

В 1984 году Данчаков показал, что “память” или эффект “структурирования” может происходить и в воде. И это единственный эксперимент, который время от времени пробивается в альтернативное, западное научное мышление. Эксперименты с “памятью воды” начинаются с использования одного из основных процессов, создающих торсионные волны, чтобы вызвать измеряемое уменьшение вязкости или густоты воды. Затем обработанная вода помещается рядом с другой емкостью с водой, при этом вязкость новой воды тоже уменьшается и становится такой же, как и у первой. Другие эксперименты, такие как эксперименты Жака Беневисте, демонстрируют, что эффект “памяти воды” способен переноситься и в другие химические эффекты, в которых для возбуждения воды, входящей в состав некоторых химических соединений, используются торсионно-волновые генераторы. Затем, соединение может энергетически переносится в запечатанный контейнер с чистой водой, и запечатанная вода будет приобретать те же химические характеристики, что и у оригинала.

Как мы уже говорили, в нашей гелиосфере Солнце является первичным источником торсионных волн потому, что составляет 99,86% общей массы Солнечной системы. Это наш очевидный выбор. В 1970 году Саксель и Аллен показали, что в период солнечного затмения присутствие Луны экранирует испускаемые Солнцем торсионные поля, и это вызывает увеличение периода колебаний крутильных весов. Метеорологам В. С. Казачку, О. В. Хаврошкину и В. В. Цыплакову удалось повторить этот эксперимент в период солнечного затмения в 1976 году и получить тот же самый эффект. Результаты были опубликованы в 1977 году. Другие получали аналогичные результаты, наблюдая простые отклонения маятника в период солнечного затмения.

Мы уже упоминали о том, что в 1913 году теория Эйнштейна-Картана впервые предложила научную основу существования торсионных полей. Теория утверждает, что в зависимости от места нахождения, во Вселенной существует либо правостороннее, либо левостороннее вращение. Дальнейшие открытия в квантовой физике, связанные с понятием “спина”, подтвердили: “электроны” будут обладать либо правосторонним, либо левосторонним спином. Это значит, что они будут двигаться либо по часовой стрелке, либо против нее. Все атомы и молекулы сохраняют разные степени равновесия между правосторонним и левосторонним спином. Козырев определил, что молекулы, обладающие строго правосторонним спином, такие как сахар, будут экранировать торсионные эффекты, в то время как молекулы, обладающие строго левосторонним спином, такие как скипидар, будут их усиливать. Дальнейшие русские исследования выявили, что обычная полиэтиленовая пленка действует как замечательный экран для торсионных волн, и использовалась во многих разных экспериментах, таких как обсуждаемых д-ром Александром Фроловым.

Мы обсуждали эксперименты Козырева, в которых объект нарушался разными способами, и со временем изменения веса медленно исчезали. В этих экспериментах появляется один важный фактор, который не легко увязывается с нашей удобной аналогией губки в воде. Он известен как “эффект квантования”. Когда нечто квантуется, это значит, что оно не двигается или подсчитывается плавно, а только поэтапно, в неких конкретных интервалах. Просто представьте, в экспериментах с “латентной силой” вес объекта не увеличивается или уменьшается постепенно, а происходит внезапными рывками. Бесспорно, это весьма аномальное свойство материи. Как говорил Козырев:

“В опытах с вибрациями на весах изменение веса тела… происходит скачком, начиная с некоторой энергии вибрации. При дальнейшем увеличении частоты вибраций изменение веса… остается сначала неизменным, а затем увеличивается скачком на ту же величину… Однако настоящего объяснения этому явлению еще не удалось найти… Впоследствии оказалось, что квантованность эффектов получается почти во всех опытах” (Козырев, 1971).

Козырев изучал такие эффекты на грузе, весом в 620 грамм, который подвергался вибрациям, измеряемым в герцах или циклах в секунду. Мы помним, что при охлаждении объект сжимается, а при нагревании расширяется. И нагревание, и охлаждение – функции вибрации; поэтому, в зависимости от того, как мы заставляем вибрировать объект, он может либо наращивать, либо уменьшать свой вес. В этом эксперименте груз в 620 грамм слегка увеличивал вес, подвергаясь высокоскоростным вибрациям. Чтобы результаты выражались в целых числах, позже Козырев и Насонов применили прямую математическую функцию и пересчитали результаты на 1 кг.

Когда вибрации объекта поднимаются до порогового значения 16-23 герца, он демонстрирует стабильное увеличение веса 31 мг. То есть, когда Козырев увеличивал вибрации между 16-ю и 23-мя герцами, дальнейшего прироста веса не обнаруживалось. Затем вдруг, когда он увеличил частоту до 24 герц, прирост веса объекта спонтанно удвоился до 62 мг. При увеличении частоты с 24-х до 27-ми герц, увеличение веса не регистрировалось. Когда же вибрации повысилась до 28 герц, прирост веса вдруг снова “прыгнул” еще на 31 мг и достиг 93 мг. Каждый раз, когда достигался новый порог, к общему количеству прибавлялся исходный прирост в 31 мг. Как писал Козырев: “Удавалось получать пяти- и даже десятикратные эффекты”. (!)

Давайте не забывать, что “эффект квантования” происходил почти во всех экспериментах Козырева, когда общий вес объекта либо возрастал, либо уменьшался. Чтобы нечто подобное имело место, основной интервал 31 мг, измеренный у весящего 1 кг объекта, должен быть функцией сочетания его объема, плотности, веса и топологии (формы), аналогично тому, как звук, который вы слышите, ударяя по колокольчику определенного размера, формы и плотности. Когда Козырев повышал частоту вибрации объекта, создавался новый интервал прироста веса, но всегда на 31 мг.

“Эффект квантования” – очень важный ключ к пониманию многомерной природы материи. Он иллюстрирует, что атомы и молекулы обладают структурой загнездованных сферических волн, напоминающей лук.

Идеи Козырева не сразу и не легко усваивались традиционным научным сообществом, особенно на Западе, из-за того, что величины измеряемых им эффектов были чрезвычайно малы.

Как писал сам Козырев: “Результаты опытов показывают, что организующее свойство времени оказывает на системы (материи, такой как звезды) влияние, очень малое в сравнении с обычным разрушающим ходом их развития. Поэтому не удивительно, что это… начало было пропущено в системе наших научных знаний. Но, будучи малым, оно в природе рассеяно всюду и поэтому необходима только возможность его накопления” (Козырев, 1982).

Главная идея теории Козырева — это различие между причиной и следствием. Козырев доказал: время имеет направленность, более того, время — это активная субстанция, поддерживающая равновесие нашего мира. Вот любопытнейшее рассуждение Козырева, записанное им в 1971 году: «Время во Вселенной не распространяется, а повсюду появляется сразу. На ось времени вся Вселенная проецируется одной точкой. Нам представляется, что такая возможность мгновенной передачи информации через время не должна противоречить теории относительности. Возможность связи через время, вероятно, может объяснить и ряд загадочных явлений психики человека. Быть может, инстинктивные знания получаются именно таким путем. Весьма вероятно, что этим же путем осуществляются и явления телепатии, то есть передача мыслей на расстояние».

Профессор Козырев пришел к шокирующему выводу: у времени кроме постоянного свойства есть еще и переменные. По аналогии со светом, например, постоянное свойство света — это скорость, а переменное — это яркость. Николай Козырев сформулировал это изменчивое свойство времени как плотность времени.

И опять цитата из статьи Козырева от 1971 года: «При малой плотности время с трудом воздействует на материальные системы. Возможно, что наше психологическое ощущение пустого или содержательного времени имеет не только субъективную природу, но имеет и объективную физическую основу».

Козырев представлял ход времени в виде двух вращающихся волчков, один из которых находится в причине и вращается по часовой стрелке, а второй в следствии и вращается в обратную сторону. Суть аналогии проста. Два волчка представляют собой две воронки. Одна сворачивает пространство в причине, другая разворачивает в следствии. Таким образом, ход времени по Козыреву -это непрерывный процесс свертки и развертки пространства.

...время благодаря своим активным свойствам может вносить в наш мир организующее начало и тем противодействовать обычному ходу процессов, ведущему к разрушению и производству энтропии. Это влияние времени очень мало в сравнении с обычным разрушающим ходом процессов, однако оно в природе рассеяно всюду, и потому имеется возможность его накопления. Такая возможность осуществляется в живых организмах и массивных космических телах, в первую очередь в звездах. Для Вселенной в целом влияние активных свойств времени проявляется в противодействии наступлению ее тепловой смерти. /Н.А. Козырев/


Copyright  © 2004-2016,  alexfl