на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
 

ИНТЕРНЕТ:

Гостевая сайта
Проектирование



КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript




РЕКЛАМА:

Ричард Колфилд Хоагленд
Скрытая история встречи с «астероидом» Штейнс

Розетта пролетела мимо “чего-то” очень странного…


изм. от 30.04.2010 г

Вечером 5 сентября 2008 года межпланетный зонд Европейского Космического Агентства (ЕКА) “Розетта” успешно пролетел на расстоянии 805 км от крошечного (приблизительно 5 км шириной) вновь открытого (1969) астероида, известного как “2867 Штейнс”. Миниатюрный астероид не был главной целью миссии Розетты, рассчитанной на 11 лет, а лишь промежуточным “портом захода” (одним из двух астероидов, находящихся на траектории полета Розетты).

Настоящей целью 3-тонного европейского межпланетного зонда, запущенного в 2004 году, является беспрецедентная гонка в глубоком космосе, включающая три повторных встречи с Землей, одну с Марсом… и два пролета мимо двух астероидов, находящихся на пути к основной цели миссии – возможной встрече (на орбите с посадкой другого маленького спускаемого аппарата, названного “Филэ”) с маленькой кометой, совершающей один оборот вокруг Солнца за 6,6 года по эллиптической орбите – кометой 67Р/Чурюмова-Герасименко.

Говорят, что встреча состоится в… 2014 году.

Таким образом, “меркантильная” встреча Розетты с астероидом Штейнс (который “случайно” оказался поблизости от сложного маршрута по пути к настоящей цели миссии – кометы 67Р) представляла научную и “эксплуатационную” награду для Розетты…, а также нечто рискованное.

Да, будущие наблюдения зондом кометы в 2014 году могли быть значительно улучшены практикой, обретенной во время прошлого пролета мимо астероида в 2008 году (и другого астероида Лютеция в 2009 году), но получение научных данных от таких объектов никогда не включалось в оригинальный проект зонда. Поэтому операции миссии при пролете мимо Штейнса (ожидалось, что они будут включать несколько очень необычных маневров – ниже) могли привести к физическому повреждению зонда (или его инструментария) во время импровизированной встречи!

По этой причине создатели миссии Розетты вначале планировали просто пролет мимо астероида Штейнс “вслепую”, не включающий сбора научных данных во время самого близкого подхода и их передачи на Землю!

Однако, на утро после встречи, 6 сентября 2008 года, в Центре Европейских Космических Операций в Дармштадте, Германия, пройдет “научная пресс-конференция”. На ней будут представлены результаты научных данных, полученных во время встречи. По словам д-ра Дэвида Саутвуда, Директора Научных Исследований и Робототехники, темой одного из сообщений будет “прохождение (встреча) Розетты через летающие цвета”.

“Штейнс может быть маленьким, но мы делаем большую науку, - сказал Саутвуд. – Чем больше мы узнаем о различных видах астероидов, тем лучше поймем наше происхождение в прошлом. Более того, когда такие странники Солнечной системы убегают из пояса, они становятся угрозой Земле. Чем лучше мы их знаем, тем лучше мы сможем уменьшить опасность, которую некоторые из них могут представлять в будущем”.

Однако блестящая оценка пролета Розетты пренебрегла упоминанием одной значимой “детали” – загадочного и весьма разочаровывающего электронного прерывания работы узколучевой камеры (камеры с узким полем обзора) (NAC)… на каких-то девять минут ПЕРЕД самым близким подходом зонда к астероиду!

“Программа отключилась автоматически, - сказал Герхард Швейм, Руководитель Миссии и Глава Отдела Научных Операций в Солнечной Системе ЕКА. - Камера имела запрограммированные ограничения, и мы будем анализировать, почему это произошло, позже”.

Этот абсолютно неожиданный (и крайне разочаровывающий) “сбой программы” вылился в потерю ВСЕХ изображений “Штейнса” с высоким разрешением, сделанных Розеттой (включая много-спектральные и цветные снимки с высоким разрешением), оставив для визуального анализа лишь данные камеры с широкоугольным объективом (WAC) с разрешением в пять раз ниже.

Однако даже на этих изображениях, сделанных камерой с низким разрешением, сразу же стало очевидно, что Штейнс является очень “любопытным объектом”. Его внешний вид оказался крайне “геометрическим”, напоминая (свободно разрекламированный в официальных пресс-релизах ЕКА) “бриллиант в небе” с гранями!

Необычное первое впечатление легко подтверждается количественным геометрическим сравнением.

Штейнс действительно ЯВЛЯЕТСЯ трехмерным “бриллиантом в небе”.

Естественно, когда в космосе фотографируются геометрически безукоризненно выглядящие объекты либо НАСА, либо другими космическими агентствами всего мира, мы в Enterprise, полагавшиеся на геометрические критерии в своих исследованиях вот уже почти 30 лет, обращаем на них более чем особое внимание…

Поскольку как заметил д-р Карл Саган:
“Разумная жизнь на Земле изначально раскрывает себя посредством геометрической регулярности своих построений”.

Свыше ста лет такая характеристика была единственным самым надежным указателем на “древние руины” здесь, на Земле.

Как хорошо знают читатели Enterprise, этот основной археологический стандарт “разума” на нашей планете был корневой основой нашего 30-летнего исследования изображений (сделанных НАСА и другими) потенциальных “древних разумных руин”, расположенных на других планетах Солнечной системы (таких, как восхитительные примеры идентичной “рельефной прямолинейной геометрии”, сфотографированной на Марсе аппаратом Surveyor НАСА).

До сих пор окончательное выражение “критерия разумной геометрии” было нашим открытием, сделанным всего несколько лет назад. Представляется, что все внешнее основание Солнечной системы удовлетворяет этому существенному “критерию разумной геометрии”:

Япет – третий самый большой спутник в системе Сатурна – был сфотографирован в 2004 году в ходе миссии Кассини НАСА. На самых лучших изображениях Япета, переданных на Землю, явно появляется отчетливое, высоко геометрическое очертание всего спутника, размером примерно 1448 км – удивительная, непостижимая аномалия Солнечной системы, полностью игнорируемая НАСА, несмотря на то, что ее необычные следствия научно изучены Enterprise. Поверхность Япета разделена на две равные половины, одна из которых яркая, как свежевыпавший снег, другая темнее в 6 раз и отражает только 4% солнечных лучей. По линии экватора Япет опоясывает горный хребет высотой от 10 до 20 км, происхождение которого остается загадкой. На поверхности спутника имеется очень крупный кратер, около 400 км в диаметре.

А как вам горный хребет, опоясывающий весь спутник?





Принимая за основу критерий разумной геометрии, когда на официальном сайте ЕКА впервые появились восхитительные, правильные, “напоминающие бриллиант” снимки крошечного Штейнса, мы не могли не поинтересоваться: “А не мог ли он оказаться древним искусственным объектом Солнечной системы, а вовсе не астероидом!!? Повезло ли ЕКА с первого раза?”

Однако детальное рассмотрение начальных данных очень разочаровало - снимки самого близкого подхода были сделаны с “НЕ высоким разрешением”, казалось, они просто скомпрометированы разнообразием (тоже подозрительно “геометрических”) очень любительски выглядевших “воображаемых артефактов”!

Короче говоря, учитывая траекторию движения зонда и опубликованные характеристики WAC, мы ожидали НАМНОГО большего от встречи со Штейнсом.

Некоторые исходные данные:
Все опубликованные изображения, полученные Розеттой, были сделаны согласно предварительным компьютерным командам с Земли, хранились на борту и обновлялись в соответствии с самой последней навигационной информацией. В свою очередь, компьютерные инструкции (в нужное время) заставили зонд автоматически переориентироваться в космосе перед самим пролетом мимо астероида таким образом, что в течение тех важных нескольких минут самого тесного сближения сам зонд физически “перевернулся” в космосе относительно Солнца и Штейнса.

Такой маневр позволил Розетте отследить радикально меняющееся геометрическое положение астероида относительно зонда в “реальном времени” так, что камера (и другие бортовые датчики) оставалась направленной прямо на крошечную, движущуюся с высокой скоростью цель, даже тогда, когда в те важные несколько минут солнечный угол и направление в космосе полностью меняются.

Такая дерзкая (и до 5 сентября полностью непроверенная) серия сложных маневров зонда сначала отвергалась командой, планировавшей миссию Розетты, как “слишком опасная” для долговременной работы. Озабоченность вызывали чрезмерные термальные нагрузки, действию которых подвергся бы сам зонд и его инструментарий при маневре – поворот электроники к Солнцу “в те важные несколько минут”.

Однако, в конце концов, любопытно, маневр стал рассматриваться как “приемлемый риск”.

В результате такого мужественного решения коллектив получил полное визуальное изображение контакта (по крайней мере, снимки, сделанные WAC) и данные с 14 других бортовых инструментов, которыми ученые ЕКА планировали воспользоваться для “характеристики химического состава” Штейнса”, его “отражательной способности, текстуры поверхности, ориентации оси вращения и так далее”. WAC Розетты удалось фотографировать астероид в течение всего периода самого тесного сближения, гарантируя снимки почти 180o замечательной, похожей на бриллиант поверхности Штейнса по мере приближения Розетты, а затем удаления от астероида.

И все это на скорости больше 8 км/сек!

При “последовательном” фотографировании WAC солнечной стороны Штейнса выявилась не только замечательная “форма бриллианта” астероида, но и, по крайней мере, четыре расположенных с равными интервалами “ярких выступа”, тянущихся вдоль видимой длины окружности в виде очевидной прямой линии.

Причем каждый “выступ” тщательно выровнен в “плоскости пояска бриллианта”.

Необычная степень “геометрической верности” Штейнса основной “огранке бриллианта” в сочетании с расположением с равными интервалами “выдающихся вперед выступов” вдоль одной плоскости (“пояска”) позволяет предполагать Дизайн!

Именно в тот момент исследования Розетты мы сделали перерыв; через несколько часов после официальной пресс-конференции 6 сентября ЕКА спокойно опубликовало анимированную версию приближения к Штейнсу и удаления от него на официальном сайте Розетты, состоявшую из ряда реальных, последовательных снимков WAC, сделанных во время самого близкого контакта.

Удивительно, что изображения, сделанные посредством анимации, оказались НАМНОГО более высокого качества, чем полудюжина “неподвижных”, представленных на пресс-конференции ЕКА. Они позволили произвести дальнейший анализ того, чем на самом деле может оказаться Штейнс.

Затем, через несколько дней после пресс-конференции 6 сентября, члены коллектива Розетты потихоньку обнародовали один, всего один снимок, сделанный NAC во время самого тесного контакта (и в цвете), – композитную фотографию (красный, зеленый и синий цвета), сделанную за 10,5 минут (на расстоянии приблизительно 5.632 км) до самого близкого контакта.

К сожалению, из-за того, что, когда делалось изображение, Розетта еще находилась “на расстоянии континента” от астероида (больше, чем расстояние от Лос-Анджелеса до Нью-Йорка), снимок оказался с еще более низким разрешением, чем последующие уже обнародованные снимки WAC.

Однако, несмотря на низкое разрешение, более ранний вид астероида с этой выигрышной позиции оказался критически значимым:

Потому что этот уникальный ракурс позволил нам видеть на 10o дальше к западу, чем любые другие предыдущие фотографии; он позволил взглянуть на ранее невидимое “западное полушарие” Штейнса. Также (из-за общей траектории пролета Розетты) снимок сделан значительно ниже “плоскости пояска бриллианта”, что позволило получить уникальное изображение “выступов” для сравнения с намного более поздними кадрами WAC, сделанными “немного ниже”, чуть выше “пояска”, когда зонд удалялся от объекта.

Когда этот самый удачный цветной снимок NAC слегка увеличили и усилили, он раскрыл удивительное количество новых и важных геометрических деталей, укрепивших наше первое впечатление, что “две половины” Штейнса, правая и левая, существенно отличаются друг от друга по внешнему виду!

Ключевой вопрос (на который, конечно, ответит дальнейший научный анализ) таков: “Почему такая существенная разница?”

На улучшенном изображении NAC появляется дальнейшее свидетельство “необычной симметрии и упорядоченности”, демонстрируемое характеристиками поверхности “пояска”, зафиксированными на последующих снимках WAC. Полностью подтвердилось, что замечательная “высоко организованная” геометрия тянется и по всему ранее невидимому “западному полушарию”.

Например, даже на снимке с низким разрешением видно, что имеется больше загадочных “поднимающихся вертикально выступов”, чем замечено ранее, и все они находятся в “плоскости пояска” вокруг объекта (ниже предлагается сравнение между двумя по-разному обработанными версиями одного и того же цветного снимка NAC с “парными сериями выступов”, выделенными кругами).

Во-вторых, можно видеть и заметную симметрию (вертикально и горизонтально) в расположении двух самых больших теней в этом полушарии (и явное отсутствие случайных “кратеров от столкновений”) с явным “искривлением” к тени слева. Это явно указывает на то, что левая “искривленная тень”, по существу, не является тенью края от кратера, а создается одинаково искривленными “вертикальными опорами” на граненом полушарии “бриллианта”, находящемся прямо перед камерой приближающегося зонда. “Опора” тянется сверху вниз от “плоскости пояска” к стеклобою на вершине бриллианта (см. схему граненого бриллианта выше).

По существу, судя по расположению и геометрии обеих теней и светлых областей между ними (определенных известным углом освещения к Солнцу – 34o), представляется, что в новом полушарии имеются три “массивных опоры”, выстроенных под углами 60o, - слева, в центре и справа.

И вновь, такие явные симметрии НЕ являются признаком любых “естественных” объектов. Однако большая часть коллектива ЕКА полностью игнорирует свое же необычное геометрическое свидетельство, пытаясь продать прессе идею о том, что Штейнс – это еще один пример типичного астероида Солнечной системы.

Возможно, самым загадочным (и потенциально раскрывающим) аспектом этого объекта – Штейнс – является потрясающая асимметрия полушарий, наблюдаемая при простом сравнении нескольких ранее сделанных изображений, во время и после самого близкого подхода . Полушарие, повернутое к Розетте при приближении (изображение 1), характеризуется крайне отражающей поверхностью (“высокое альбедо”), правая сторона дальше к востоку (изображения 2, 3 и 4) представляет намного более тусклый и намного более знакомый вид кратеров.

Еще более важный пример заметной дихотомии полушарий – это сравнение “уменьшающейся яркости” цветного снимка, сделанного приближающейся NAC с изображением, противоположного полушария, снятого WAC. Последний снимок уместно уменьшен в разрешении, чтобы пропорционально увязываться с левым изображением.

Сравнение явно акцентирует тот факт, что, хотя яркое западное полушарие Штейнса имеет “высокоорганизованный”, структурированный вид, дальнее, более тусклое восточное полушарие, как отмечалось выше, имеет намного более знакомый вид кратеров.

Тогда вновь возникает важный вопрос: “Почему такая существенная разница?”
Для сравнения (снизу, слева – вверху и внизу) мы взяли два изображения, сделанные WAC, и проследили “линию дихотомии” между двумя абсолютно разными полушариями, поскольку ракурс менялся между двумя последовательными изображениями (снизу, справа – вверху и внизу). Представляется, что поверхность слева и ниже красной линии (запад и юг) отражает значительно больше, чем поверхность справа и над красной линией (восток и север), и на ней меньше кратеров (даже после того, как мы приглушили большую часть яркости для выделения деталей). Последняя представляет собой поверхность, серьезно побитую метеоритами, пострадавшую от многих столкновений, больших и маленьких, следы которых бросаются в глаза.

Независимые наблюдения кратеров, приведенные в последующих сообщениях, сделанных членами команды Розетты об аномально большом количестве кратеров на таком крошечном астероиде, достаточно красноречивы…

“… изображения, переданные зондом, демонстрируют астероид, обладающий формой бриллианта и напоминающий угрозу в известной компьютерной игре с астероидами до того, как становится гладкой глубоко изрытая поверхность. Это обеспечивает ученых более современными взглядами на астероиды. Можно видеть, что поверхность покрыта огромными кратерами до 1,2 км диаметром, и это на астероиде диаметром всего 5 км. Это намного более высокая концентрация кратеров, чем ожидалось бы для такого маленького объекта.
“Имеется и цепь из семи кратеров, которую мы не ожидали увидеть на таком маленьком теле, - сказал профессор Уве Келлер, главный исследователь ЕКА, стоящего за миссией Розетты. – Обычно мы видим подобные кратеры на спутниках, подобных нашему. Следует посмотреть, почему они там появились, но Штейнс явно обладает сложной историей столкновений”.

Самый большой кратер на поверхности Штейнса, явно доминирующий на северном “полюсе”, настолько большой (приблизительно 1,6 км в поперечнике) по сравнению с 5-километровым диаметром самого Штейнса, что ученые потрясены тем, что астероид вообще пережил столкновение.

Кроме основного, потенциально возникшего в результате катастрофы, на изображении можно видеть и левую/правую “дихотомию” бриллианта, обсужденную раньше. Потрясающий контраст между “поверхностью с крайне высоким альбедо” слева (передняя часть Штейнса при приближении Розетты) и сильно изрезанной кратерами намного менее отражающей поверхностью справа (на этом изображении) исчерпывающе очевиден.

И вновь, такая удивительная разница в отражении между полушариями, отстоящими друг от друга “лишь на 90o” на таком крошечном объекте просто необъяснима посредством обычных “эффектов углового - фазового рассеивания”, которыми пользуются при анализе таких объектов Солнечной системы (поверхность, меняющая отражение из-за изменения угла наблюдения между поверхностью Штейнса, зондом и Солнцем). Поскольку в данном случае общий угол, стянутый 5-километровым астероидом, как видно с зонда Розетта, по существу оставался неизменным, расхождение на максимуме составляло всего 2o.

При таком маленьком угле НЕ должно быть таких драматических “фазовых эффектов”, совсем!

И все же, в случае Штейнса, странно, но они есть…
Единственное, резонное объяснение иначе необъяснимого феномена отражения должно строиться на основе некоего вида фундаментального “композиционного различия”. Полушарие Штейнса, которое, по удачному стечению обстоятельств оказалось лицом к зонду Розетта при приближении (при этом Солнце находилось прямо позади камеры - так называемая “перспектива нулевой фазы”) - резко отличается от поверхности, лежащей к востоку и зафиксированной, когда зонд снимал крошечный объект несколько минут спустя из положения 90o к астероиду.

Именно это композиционное различие должно отвечать не только за значительное изменение яркости поверхности, когда камера движется дальше на восток, но и за одновременное присутствие всех кратеров на той же (намного менее отражающей) поверхности.

Если внимательнее присмотреться к одному из лучших изображений, сделанных во время самого близкого контакта (внизу, слева), на восточной стороне Штейнса можно увидеть несколько “слоев”. Представляется, что располагающиеся последовательно слои (обозначенные красным, зеленым и синим) спускаются от “более высоких” уровней на западе (слева) к “более низким” уровням на востоке (справа), пока мы продолжаем движение вокруг объекта по направлению к линии тени.

Итак, о чем все это?

Самая простая модель, которая лучше всего объясняет все замечательные наблюдения, - это предположение о том, что Штейнс является искусственным объектом, пострадавшим, по словам ученого миссии Розетты Уве Келлера, от “сложной истории столкновений”.

Искусственная модель показывает, что в результате коллизий, одна половина маленького звездного тела пострадала от массивного обдирания ранее высоко отражающей “внешней обшивки” или “внешней скорлупы”.

“Обшивки”, которая осталась (более или менее) неповрежденной на одном полушарии, на той стороне, которую NAC Розетты перед пролетом. Камера WAC сфотографировала другую пострадавшую ободранную сторону при самом близком контакте и после него!

Наша модель четко и исчерпывающе объясняет смятый и потрепанный вид восточного полушария, которое, по существу, состоит из тех же лежащих в основе структурных компонентов (сейчас стершихся – внизу, справа), что и видимых на противоположном, западном полушарии Штейнса во время приближения зонда.

Благодаря более высокому разрешению, с которым сделаны изображения восточного полушария, на этом восхитительном объекте возникает потрясающий вид нескольких дополнительных геометрических характеристик. Наиболее заметны огромные, отдельные “окна” (да, окна), выровненные горизонтально в два параллельных ряда, как раз над высоко отражающим пояском Штейнса (сверху, справа).

Эти замечательные, выглядящие знакомо искусственные характеристики затем объединялись (дальше к востоку) еще более удивительной деталью – “структурными компонентами” (напоминающими гигантскую “коробчато-геометрическую структуру”), расположенную над “пояском”, на верху одной из массивных “опор”, видимых на упомянутом полушарии.

Если это действительно демонстрация главного структурного элемента Штейнса, похоже, защитная оболочка ободрана, и он больше подвержен разрушению от ударов, видимых на всем этом полушарии. Тот же вид разрушения, по-видимому, отсутствует почти на всей остальной ярко отражающей оболочке Штейнса в этом полушарии, за исключением западных регионов “пояска” (внизу, слева) и некоторых дополнительных регионов вокруг острого “стеклобоя” у основания похожей на бриллиант формы Штейнса.

Скрупулезное исследование этого замечательного изображения раскрывает и тьму дополнительных геометрических характеристик, которые, вместе взятые, предлагают исчерпывающее свидетельство об истинной природе этого необычного объекта.

Итак, давайте подытожим главные результаты нашего анализа “Штейнса”:

Основываясь на разнообразии свидетельств, включающих предварительные результаты пролета зонда Розетта, можно сделать вывод, что Штейнс не является “естественным” объектом Солнечной системы!

Если эта гипотеза верна, тогда Штейнс определенно “сделан НЕ из камня” (как полагали астрономы), а является 5-километровым искусственным артефактом. Артефактом с неизвестным составом поверхности и величиной с небольшой “город”.

Основываясь на наблюдениях в телескоп и спектральных данных в инфракрасном диапазоне, собранных на Земле до пролета Розетты, внешняя обшивка Штейнса могла быть некоей формой “очищенного металла”. Частично, такой вывод базируется на уникальном спектре, классифицированном как “Е”, согласно планетарным каталогам. Это делает Штейнс одним из самых редких типов астероидов. Такую спектральную классификацию имеют не более 30 других объектов Солнечной системы!

Редкая “классификация типа Е” Штейнса подкрепляется некоторыми (еще не опубликованными) спектральными наблюдениями Розетты, о которых говорила на утренней пресс-конференции 6 сентября главный исследователь в области видимых и инфракрасных температурных спектрометрических изображений Анджолетта Корадини. Она сказала: “Мы не собирались представлять данные сегодня. Но мы получили часть воистину волнующих данных”. В качестве “затравки” Корадини представила несколько спектральных графиков Штейнса , явно (с более высоким отношением сигнал-шум) подтверждающих уникальный “ровный спектр” этих восхитительных объектов.
Более полное объяснение открытий Розетты в терминах ключевого состава поверхности Штейнса ожидает научной публикации данных.

Исторически, астероиды “класса Е” демонстрировали уникальные реакции на отраженные радарные сигналы:
“самой необычной характеристикой этих наблюдений является то, что все они демонстрируют очень высокие степени поляризации, u = 0,8. Величины больше нуля создаются шкалой длин волн около поверхностной шероховатости и неоднородностью и/или подповерхностью или множественным рассеиванием”.
Перевод на обычный язык:
Согласно недавно опубликованным радарным наблюдениям Арекибо, особенно двух средних размеров астероидов типа Е, 44 Ниса и 434 Венгрия, некоторые радиоволны, отражающиеся назад на Землю (из астероидов, спектрально идентичных Штейнсу), могут приходить не с поверхностей, а в результате множественных отражений глубоко внутри!

Согласно этим “высоко поляризованным” радарным наблюдениям, оба объекта типа Е на 20% эффективнее в отражении радарных сигналов по сравнению с любым другим типом астероида!

Таким образом, комбинированные наблюдения полностью согласуются с астероидами типа Е, если они а) покрыты неким видом высокоэффективной проводящей электричество “оболочки” и б) по существу, полые!!!

Иными словами, данные позволяют предполагать, что некоторые радарные эхо возвращаются изнутри, из глубины объекта, многократно “рассеиваясь” (тем самым, поляризуясь) бесчисленными отражениями между плоскими геометрически расположенными стенами многих внутренних коридоров и комнат!

Основываясь на предварительных, земных и визуальных наблюдениях объектов класса Е, в сочетании с историческим пролетом Розетты, обеспечившим первый пример, видимый в тесном приближении, Штейнс может быть лучшим известным представителем абсолютно нового класса “объектов” в Солнечной системе – одной из нескольких дюжин древних космических платформ типа Е, еще вращающихся вокруг Солнца.

И это приводит нас к “умозрительной” (и, следовательно, забавной) части нашего анализа.

Очевидно, все изображения и данные, представленные нами, о подлете к Штейнсу, можно легко проверить, обратясь непосредственно к подходящим сайтам Розетты ЕКА. Соответствующие земные научные данные (спектральную классификацию Штейнса как объекта типа Е, замечательные, земные радарные наблюдения подобных астероидов типа Е и так далее) можно найти по разным ссылкам.

Однако найти надлежащие научные интерпретации этих данных намного труднее.
Объявление любого объекта Солнечной системы (как мы сделали это с Япетом) искусственным сразу же наталкивается на сложности, включающие в себя качество (и количество) имеющихся в распоряжении “ заявителей научных данных, на которых строится такая оценка, вплоть до политического и психологического климата в период выдвижения такой гипотезы, особенно “политического”.

В терминах Штейнса, сейчас (любому объективному наблюдателя) должно быть очевидно, что он является чем-то, лишь напоминающим астероид.

Его необычная специфическая топологическая симметрия (“бриллиант”) в сочетании с замечательным повторяющимся геометрическим усилением восприятия (расположенные с одинаковыми интервалами вертикальные выступы на поверхности, но лишь в плоскости “пояска” бриллианта, “опоры” и следы сложных структурных остатков на поверхности) - все это свидетельствует в пользу искусственного происхождения Штейнса. Заметная асимметрия “астероида” (в терминах света, неодинаково отражающегося двумя противоположными полушариями), объекта в противном случае симметричного, завершает картину “искусственности”.

И все же, даже выдвижение такой “гипотезы”, при отсутствии свидетельства в виде снимков со значительно лучшим разрешением, гарантирует ливень обличений против индивидуального предложения такой “модели”.

Вот почему, как только на утренней пресс-конференции в гуще поздравлений миссии Розетта в связи с первым пролетом я услышал слова “изображения NAC с самым высоким разрешением УТЕРЯНЫ за девять минут до самого тесного контакта”, я ЗНАЛ, что Штейнс представил важное доказательство модели “древней, обитаемой Солнечной системы”.

Вот почему “они” намеренно скрыли эти ключевые изображения!

Природа и выбор времени объявления о странной “неполадке камеры”, через сорок минут после начала утренней пресс-конференции, а затем, словно ненароком, сваливание вины на “сбой программы в связи с обеспечением безопасности камеры”, срезу же заставило меня поинтересоваться, что коллектив Розетты УВИДЕЛ на изображениях, сделанных с разрешением в пять раз больше обычного при самом тесном контакте и НЕ МОГ рассказать нам?

Что заставило их изобретать такую очевидно “наглую ложь”, чтобы скрыть тот факт, что восхитительные, крупные планы Штейнса, сделанные NAC, уже находятся на земле?!

Заметьте, что в официальной версии особо подчеркивается тот факт, что NAC вошла в “безопасный режим” за девять минут до минимального расстояния от Штейнса. И что снимки, сделанные до сбоя, НЕ могут быть лучше, чем САМЫЕ ЛУЧШИЕ изображения, сделанные WAC при самом тесном контакте!

Совпадение?

Я сразу же подумал: НЕТ!, как сделал это и один из наших источников, когда я спросил его об этом.

После исследования каждого пикселя детальных анимированных изображений WAC, очень трудно поверить в то, что NAC случайно вышла из строя - КАК РАЗ до того, как мы могли бы получить любые данные. Данные ЛУЧШЕ самых лучших деталей, которых нам удалось извлечь из данных WAC, как бы “правдоподобно” не звучали извинения в связи с техническими неполадками.

Потому что, если бы мы имели хоть чуть-чуть лучшие изображения, у любых наблюдателей больше НЕ было бы СОМНЕНИЯ об искусственной природе 2867 Штейнс. Организованная “структурная геометрия” всей поверхности почти “выпрыгивает с экрана”.

Кто-то тщательно организовал все так, чтобы мы никогда не увидели этой геометрии, из-за “сбоя камеры”, якобы произошедшего за девять минут до цели.

Итак, основываясь на данных, которые у нас есть, зададим вопросы: Что же такое 2867 Штейнс?

Что с ним произошло? Что создало явно “двуликий” объект? И когда?

Как ни странно, но существенная “асимметрия полушарий” Штейнса оказывается исчерпывающим намеком, дающим ответы на все эти вопросы.

Намеком на объект, находящийся в удивительном соответствии с древними событиями в Солнечной системе, детально описанными в нашей статье 2001 года Модель приливов Марса, а также в более поздней (2005 год) серии статей о загадочном спутнике Сатурна Япете.

В обоих исследованиях наши усилия по реалистичной “реконструкции древней хронологии Солнечной системы” (параллельно с независимыми усилиями Тома Ван Флендерна в этом направлении) исчерпывающе подтвердились более поздними официальными откровениями НАСА и ЕКА на основе миссий на Марс. Самые известные из них – непрекращающиеся саги о древних океанах Марса и рассуждения об обнаруженном на нем льде/воде.

Одно из главных предсказаний “гипотезы взорвавшейся планеты” (ГВП) состоит в том, что “нормальный” ход событий в Солнечной системе достиг резкого и катастрофического крещендо приблизительно 65 миллионов лет назад (как жаль, что не читают они Веды). И случилось это из-за внезапного (?) взрыва одной их главных внутренних планет (Дея), вращавшейся там, где сейчас находится пояс астероидов! (см. Гибель земли Деи)

Видимый пугающий эффект и другие влияния такой непостижимой катастрофы на другие тела в Солнечной системе обсуждались Томом Ван Флендерном много лет назад:
“… огромный (планетарный) взрыв посылает ударную волну по всей солнечной системе, затемняя (и создавая рябь) все безвоздушные поверхности на своем пути. Большая часть поверхностей небесных тел Солнечной системы затемнена (и покрыта рябью), даже ледяные спутники. Но в некоторых случаях тела вращаются так медленно, что затемнена лишь половина спутника. Спутник Сатурна Япет – именно такой случай, потому что период его вращения составляет всего 80 дней. Одна сторона льдисто-яркая, другая – угольно-черная. Разница в альбедо равна коэффициенту 5.
Возможно, самым главным указателем на взрыв является то, что все фрагменты значительной массы будут захватывать более мелкие близлежащие осколки от взрыва в орбиты спутников. Поэтому взрывы имеют тенденцию формировать (системы) астероидов и комет с множественными ядрами всех размеров. Напротив, столкновения обычно не создают фрагментов на орбитах, потому что любые орбиты осколков ведут либо к убеганию, либо к новому столкновению с поверхностью. Более того, столкновения вынуждают уже имеющиеся спутники убегать, при этом создаются “семьи” астероидов (многие из которых видны). В последние годы наше предсказание, что астероиды и кометы часто будут иметь спутники, подтвердилось. Первая семья, обнаруженная в 1993 году (Галилеем) включала в себя спутник Дактиль, вращающийся вокруг астероида Ида. Недавно снимки Хаббла обнаружили, что Комета Хейла-Боппа имеет, по крайней мере, одно, а, возможно три или более вторичных ядер.”

Экстраполяцию Тома физических влияний “древней катастрофы солнечной системы” на спутники во внешней солнечной системе можно легко применить к объектам другой солнечной системы, причем некоторые из них расположены намного ближе к “нулевому этажу”!
Как Штейнс.

Это работает так:
Если бы Штейнс, как функционирующая космическая платформа (в нашей модели), вращалась слишком близко к Планете V, когда последняя взорвалась (в пространстве нескольких миллионов километров), он просто бы не выжил. Слишком далеко, и облако разлетающихся осколков обладало бы слишком низкой плотностью, чтобы оставить после себя объект очевидно “высокой концентрации” разрушения, который мы видим на изображениях WAC.

Последнее происходит потому, что фронт обломков расширяющегося планетарного облака (когда оно достигло Штейнса) должен оставаться относительно тонкой, высокой плотности “оболочкой” (движущейся со скоростью несколько километров в секунду), но не слишком плотной (иначе Штейнс разрушился бы) и миновавшей Штейнс относительно быстро.

В противном случае, все стороны Штейнса (помните, с периодом вращения каждые 6 часов) были бы одинаково сильно повреждены ударявшимися обломками. Вместо этого, поврежденной оказалась только одна сторона объекта в форме бриллианта. А противоположная сторона (судя по единственному изображению, сделанному NAC, которое у нас есть, и кривой света Розетты) осталась почти полностью неповрежденной!

На основе этого, мы можем восстановить следующую возможную “последовательность событий”:
Подвергшись относительно кратковременному (но интенсивному) дождю из “фрагментов планетарной коры” от ужасного взрыва отдаленной Планеты V в сочетании с эффектами расширяющегося микрометеоритного облака конденсированной планетарной мантии, летящих со скоростью несколько километров в секунду, одна половина высоко отражающей “оболочки” полностью избавилась от внешней оболочки (сторона, оказавшаяся лицом к взрыву). За этим последовали удары более крупных твердых фрагментов, попавших на ту же сторону с катастрофическими результатами… оставив безошибочную подпись МНОГИХ высоко деструктивных ударов, но только на ОДНОЙ ПОЛОВИНЕ Штейнса “намного более высокой концентрации, чем ожидалось бы у такого маленького объекта”.

Последнее, важное наблюдение НЕ МОЖЕТ объясняться любой “устойчиво-стационарной” моделью ударяющихся обломков, распространяющихся на протяжении жизни солнечной системы!

Оно может удовлетвориться ЛИШЬ в том случае, если Штейнс подвергся “внезапному, кратковременному дождю объектов, летящих с очень высокой скоростью, создающих непропорциональные разрушительные удары от отдаленного катаклизма - разрушения целой планеты”!

Таким образом, модель ГВП сразу же и легко может рассматриваться в случае двух основных загадок, произрастающих из близких наблюдений Штейнса, наблюдениях, которые остаются полностью необъяснимыми при помощи всех превалирующих моделей астероидов.

Итак, что еще она могла бы объяснить?

Как насчет такой маленькой загадки, также озвученной в субботу утром главным исследователем Уве Келлером:
“Также вы видите цепь кратеров (на Штейнсе), семь кратеров, расположенных на одной линии. Такой феномен мы наблюдаем на Луне; они создаются множественными ударами или выбросами (от одного удара). На таком маленьком теле нам следует подумать об объяснении этого феномена”.

Вот то, о чем говорил Келлер:

Его вежливое: “нам следует подумать об объяснении…” – это еще один способ сказать: “У нас нет даже НАМЕКА, что там происходит на самом деле!”
В то время как “традиционная” модель астероида не может объяснить, как создать не только большую концентрацию кратеров, видимых на восточном полушарии Штейнса, но и дополнительную “цепь кратеров”, это легко может сделать модель ГВП.

Согласно ГВП, загадочная цепь кратеров Штейнса – это просто результат последующего столкновения Штейнса с одной из “множественно-связанных систем астероидов”, формирование которых предсказал Ван Флендерн, если планета может действительно разрушить себя посредством “взрыва”.

Такие множественные, гравитационно-связанные системы неминуемо создаются “обломками, вращающимися вокруг других вращающихся обломков”, и все это происходит в турбулентности расширяющегося облака обломков от взрыва – последовательностью неминуемых событий, вызванных фрагментацией, распылением и последующим испусканием в пространство всей коры планеты!

И вновь, цитируя Ван Флендерна:
“Самый главный указатель на взрыв (согласно модели ГВП) – все фрагменты значимой массы будут захватывать более мелкие близлежащие обломки от взрыва в орбиты спутников (вокруг больших фрагментов)”.

Таким образом, в контексте ГВП, из увеличенных изображений Штейнса очевидно, что такой вид “столкновений с множественными вращающимися системами” – это самый вероятный источник (в противном случае “необъяснимой”) линии кратеров, прошивающей все восточное полушарие Штейнса.

Дальнейшим подтверждением этой модели является тот факт, что “множественные удары” происходили прямо противоположно наименее поврежденному полушарию, к которому приблизилась Розетта, как будто они тоже приходили прямо из источника “взрыва”, позади Штейнса.

И вновь, все происходит в точном согласовании с Гипотезой Взорвавшейся Планеты, оставляя нам замечательное, новое свидетельство (сам Штейнс!) уже определенного существования (из других источников) “древней цивилизации Солнечной системы, которой приблизительно 65 миллионов лет”. По какой-то причине, этой цивилизации понадобилось строительство 5-километровых космических платформ, одна из которых имела форму бриллианта в небе, а затем почти разрушилась.

Что, конечно, поднимает очаровательный вопрос:
“ПОЧЕМУ геометрия бриллианта?”

В модели ЕКА (и других традиционных моделях) образования Штейнса предполагается, что этот объект, подобно сотням тысяч других сейчас каталогизированных астероидов, просто “весь в отца”. Благодаря непрерывным столкновениям на протяжении миллиардов лет, вновь образовавшиеся “скалы”, подобные Штейнсу и оставшиеся после формирующейся солнечной системы, неизменно формируются внешними ударами в их нынешние конфигурации.

Согласно этой модели, “невозможно точная” геометрия Штейнса, конечно, рассматривается как чистая случайность, просто “интересный” результат бесконечно случайных межпланетных столкновений.

По этой причине, любые данные, подтверждающие нынешнюю гипотезу, что Штейнс был создан намеренно и разумно как тщательно спланированный “бриллиант в небе”, могли быть решающими в терминах определения, является ли Штейнс “искусственной конструкцией”.

И мы нашли эти данные.

Как только мы предположили, что геометрическая форма Япета была “искусственной”, и главным намеком на это является спутник, невидимый на радаре, мы пришли к аналогичным техническим выводам относительно Штейнс.

Оставив в стороне все другие признаки, предположим, что единственный ключ его геометрических функций намеренно спланирован так, чтобы взаимодействовать с радаром очень специфическим образом – БЫТЬ ОБНАРУЖЕННЫМ!

Иными словами, каждый аспект геометрии Штейнса, от технической радарно-возвратной перспективы, казавшейся точной противоположностью геометрии Япета (геометрия Япета была, по-видимому, спроектирована на “сокрытие”), геометрия Штейнса не может не обнаруживаться любой активной радарной системой.

Что, в сочетании с тем, ГДЕ обнаружена орбита Штейнса (10o выше, но в пределах Главного Пояса Астероидов) и как она близка к предполагаемому орбитальному местонахождению “взорвавшейся Планеты V”, ведет прямо к потенциальной ЦЕЛИ Штейнса - как спасательного корабля “размером с город” из той же древней, потерпевшей катастрофу солнечной системы, которую мы обсуждали!

Если вы внимательнее посмотрите на замечательную геометрию (бриллиант) Штейнса и сравните ее с классическими причинами такого особого ”среза”, вы придете к очень интересному выводу:

Бриллианты гранятся так, как гранятся, по одной существенной причине: чтобы “сверкать”, взаимодействуя со светом.

Если мы заменим классические отражения и преломления “света” на микроволны, геометрический принцип бриллианта сохраняется, если внутренняя и внешняя геометрии тоже остаются неизменными.

И если материал, используемый в этой конструкции, взаимодействует с длинами волн радара тем же образом, что и “свет” (в кристаллической геометрии настоящего бриллианта), тогда общий эффект тоже будет точно подобен “эффекту бриллианта”.

Таким образом, создается “искусственный бриллиант в небе”, который буквально “искрится” (на экране радара) отраженной/преломленной микроволновой энергией, как это делает настоящий бриллиант, когда освещается светом.

Что, конечно, возвращает нас к тем “высокоаномальным радарным подписям” ВСЕХ ныне исследованных астероидов класса Е, которые сейчас раскрывают радарные наблюдения Штейнса?!

Конечно, это точное свойство “пассивного маяка”, которое вы бы хотели встроить в любой космический флот “спасательных платформ” (предназначенных стать домом буквально миллионам беженцев с умирающей планеты), в которых вы бы отчаянно нуждались для надежного перемещения куда-то в солнечной системе… после катастрофы!

Как можно видеть в нашем примере, под одним углом, надлежащий “срез бриллианта”, независимо от материала, обладает уникальным свойством отражения входящей энергии (будь то свет или микроволны) прямо по характерному пути, названному “ретроотражением”. Эта техника очень эффективно использовалась в Проекте Аполлон, в проектировании совокупности оптических призм в форме бриллианта, которые астронавты доставили на Луну для проведения “лазерных экспериментов”, и которые продолжались последние несколько десятилетий после ухода астронавтов с Луны.

Такой принцип “ретроотражения”, если намеренно вводится в проект “космических платформ” в форме бриллианта, таких, как Штейнс, является одним из параметров, обеспечивающих их быстрое обнаружение, независимо от степени разрушения или орбиты… после взрыва Планеты V.

Этот сценарий отвечает и на несколько дополнительных вопросов, возникших в результате контакта Розетты со Штейнсом, включая главный: “Почему она все еще там?”

Как уже отмечалось, среди двух дюжин уже обнаруженных кратеров, сконцентрированных в восточном полушарии, Розетта открыла одного настоящего “монстра”, занимающего весь северный полюс вращения, почти 2 км шириной, на объекте, который всего в три раза шире, чем сам кратер!

У всех (включая самих ученых ЕКА), кто видел этот массивный шрам, сразу же возникал вопрос:
“Почему такое непропорциональное столкновение не разрушило полностью этот крошечный объект!?”

И вновь, у гипотезы космической платформы есть готовый элегантный ответ.
Если Штейнс НЕ является “обычным” астероидом, если это действительно “космическая платформа, размером с город”, с геометрией, специально встроенной для возвращения “микроволновых сканирующих лучей” (радара) прямо к источнику, тогда этот “полярный кратер” вдруг обретает абсолютно другой характер.

Несмотря на непрезентабельный вид, это НЕ просто еще один “кратер от удара”, а специфическая интегральная часть тщательно сконструированной, геометрически точной “структуры бриллианта”, намеренно сделанное отверстие (сейчас, конечно, сильно выветренное мегаслоями микрометеоритных ударов), изначально предназначенное для того, чтобы позволить более глубокое проникновение микроволн прямо внутрь Штейнса. Такое проникновение, чтобы те же микроволны затем отражались прямо на радарные станции, ищущие местонахождение Штейнса… после взрыва Планеты V!

Если этот анализ точен (не требуя “разбивания астероида), он сразу же подсказывает необходимость пересмотра всех других “кратеров” на поверхности Штейнса. А их так много, что даже официальный анализ ЕКА отметил их любопытное изобилие… и “более высокую концентрацию, чем следовало ожидать от такого маленького объекта”.

Если посмотреть на Штейнс с перспективы “искусственного объекта” (в самом широком понимании этого термина), а НЕ “просто как на другой астероид”, наше восприятие его изображений, размера, природы и распределения других “кратеров” на поверхности реально сдвигается.

И мы начинаем видеть другой, в противном случае, полностью пропущенный геометрический паттерн!

Паттерн, четко “выстраивающий” кратеры, не только “одинаковыми по размеру и расположенными с одинаковыми интервалами”, но и подозрительно лежащими в одной и той же плоскости как замечательный “поясок бриллианта” Штейнса.

Из этого, очевидно НЕ случайного распределения вполне можно допустить, что “выровненные на пояске кратеры” в восточном полушарии, на самом деле, являются выветренными остатками замечательных “выступающих рельефов”, видимых на другой стороне Штейнса! Только в этом полушарии они смяты и почти полностью разрушены; частично сохранились лишь окружающий их структурный каркас и связь с огромными “опорами Север/Юг”.

Что же касается их изначальных функций, они могли быть чем-то вроде…
“кавернозными переходными шлюзами”, “стыковочными отсеками космического аппарата”, “хранилищами топлива”, чем-то, требующим большого, замкнутого объема в плоскости пояска”, “объемами”, которые сейчас полностью, катастрофически не защищены от пространства, но сохранили, даже в гибели, свои красноречивые геометрические разбивки.

Сейчас должно быть кристально ясно, что я ни секунды не верю в объяснения ЕКА, что NAC “сама по себе… вдруг вошла в режим безопасности” как раз перед контактом. Я имею в виду, как удобно…

Но, на самом деле, все еще хуже.
Основываясь на предыдущем свидетельстве, я сильно подозреваю, что Штейнс не был “случайной побочной целью”, а, вероятно, с самого начала являлся тайной Основной Целью миссии Розетта.

Если этот анализ верен, тогда вся “история с задержкой запуска” Розетты и запасной выбор абсолютно другой кометы в качестве основной цели (Комета Виртанен) могли быть частью продуманной тайной другой миссии, чтобы успешно подлететь к Штейнсу и подтвердить из первых рук замечательные подозрения о Штейнсе, которые уже имелись в распоряжении ЕКА!

Но как ЭТО возможно?
Почти десять лет Enterprise исследовала технические сокрытия изображений и других планетарных данных, имеющихся у НАСА и связанных с “древней, обитающей во всей солнечной системе внеземной цивилизацией”. Но мы совсем не ожидали социальных и культурных следствий этой трудной темы. Годами мы представляли убедительные свидетельства, поддерживающие идею, что (по некоторым скрытым, ритуальным причинам) внутри НАСА секретные масонские ритуалы входят в каждый запуск НАСА, планетарные облеты или приземления.

Дело вот в чем:
НАСА (и любая другая глобальная космическая программа, включая ЕКА, что мы постепенно осознали) имеет не только определенные скрытые намерения найти местонахождение и тайно исследовать древние внеземные руины в солнечной системе, обусловленные неким видом странного “ритуального плана”, но и неизменные приказы скрывать Главную Цель (и как они ее выполняют) за “правдоподобной научной маскировкой”. Последнее, конечно, делается исключительно для того, чтобы вводить уважаемых налогоплательщиков (и даже большинство ученых) в заблуждение о реальных причинах “соперничающих” межпланетных миссий (осуществляющихся Китаем, Японией, Россией, Индией и Европой) и их истинных целях.

Итак, откуда ЕКА ЗНАЛО, что Штейнс представляет собой “объект интереса” ДО подлета?

На этот важный вопрос имеются два рациональных ответа:
Либо ЕКА объединило все существующие (полученные) на Земле научные данные о предварительно обсужденных астероидах класса Е – спектральные наблюдения, фотометрию, радар – и осознало, что Штейнс как представитель этого уникального типа астероидов, к счастью, находится “на пути” к случайной вторичной цели в 2014 году, как было объявлено. Иными словами, им просто НЕВЕРОЯТНО повезло…

Либо проектировщики десятилетнего плана миссии Розетта имели доступ к “секретным документам”, имеющим отношение к истинной искусственной природе Штейнса, и основывали всю десятилетнюю “секретную миссию” на ранних встречах со Штейнсом. А вся обнародованная история о настоящей встрече с кометой была “историей прикрытия”.

Сейчас намного легче НЕ подозревать, что официальное название миссии взято из скрытого ритуала НАСА!

Розетта!

Для тех, кто нуждается в освежении памяти, вот ссылка на одно из сообщений ЕКА еще 2004 года:
“Розетта получила свое название от Розеттского Камня, который дал археологам инструментарий для расшифровки египетских иероглифов. Ученые проекта надеются, что эта миссия окажется астрономическим эквивалентом тезки и даст астрономам инструментарий, необходимый для расшифровки природы комет”.

Полностью в соответствии с “египетским мотивом”, ЕКА пошло еще дальше, назвав ключевую систему камер на борту зонда “ОСИРИСОМ” – с логотипом на каждом официально опубликованном изображении, сделанным ОСИРИСОМ, буквально воспроизводящим написание (на древнем египетском языке!) имени самой важной египетской богини .

А вот увеличенная версия официального логотипа ОСИРИСА, бок о бок с его египетским иероглифическим переводом.

Итак, почему “Осирис” важен для любой “потенциально тайной миссии Розетта в связи с древней космической платформой”?

Вот как Майк и я описали один пример одержимости НАСА “Осирисом” в книге Темная миссия:
“Орион (Осирис) был единственным (Аполлон 16) лунным модулем во всей программе Аполлон, который не предназначался для крушения на Луне после того, как ее покинули астронавты, вернулись в командный модуль и благополучно отправились домой. Очевидно потому, что этот лунный модуль был буквальным “звездным воплощением” священного египетского бога Смерти и Возрождения… Осириса”.
“…Смерти и Возрождения…”

Для миссии, тайной целью которой (если мы правы) был “пролет мимо выжившей искусственной космической платформы, созданной давно погибшей древней цивилизацией солнечной системы”, и возрождение памяти о ней, выбор названия совершенен.

Более того, глядя на опубликованные снимки, сделанные ОСИРИСОМ, особенно одно цветное изображение NAC – фотографию, сделанную за десять с половиной минут до самого близкого контакта, - я не мог не заметить потрясающее сходство с другим египетским “богом” – Гором!

Посмотрите на параллельное сравнение и убедитесь сами:

В египетской мифологии “Гор” представлен соколом… хищной птицей.

Ученый Алан Ф. Элфорд написал несколько книг, исследуя потенциальные связи между “мифологиями древнего Египта и Шумера” и потенциальными, культурными влияниями настоящего “древнего катаклизма солнечной системы, вызванного физическим взрывом целой планеты”.
Он даже называет это “теорией культа взорвавшейся планеты”. “… невозможно сказать, дожило ли знание “культа взорвавшейся планеты” до XXI века; но имеются многочисленные свидетельства существования эзотерической системы верований, дошедшей с помощью секретных обществ за последние две тысячи лет. Например, многие из тем, которые я обсуждаю в книге, очевидны в некоторых картинах Эпохи Возрождения. Это позволяет предполагать, что некоторые художники были посвящены в те же секреты, которыми сейчас я делюсь в своей книге”.

Основываясь на результатах нашего абсолютно независимого исследования, я бы сказал, что “культ взорвавшейся планеты” Элфорда… жив и процветает. И наряду с другими местами, живет в умах “высокопоставленных налогоплательщиков” в НАСА и ЕКА.

Глядя на замечательное сравнение Розетты с…, сходство между “неодушевленной архитектурой древней массивной платформы, летающей в пространстве”, и чертами живого символа, “метафорой сокола для намного более древней неодушевленной формы, формально известной как “далекий”, летающий в небесах древнего Египта, потрясает.

То, что такое мифологическое наложение – это нечто большее, чем просто “совпадение”, является тезисом большинства книг Элфорда. Древние мифологические изображения и “текстовые коды”, лежащие в основе всей египетской цивилизации (особенно, связанные с Гором), и потрясающие “небесные изображения” Шумеров – это, на самом деле, метафорические объяснения” потенциально реальных, невероятно древних персонажей и событий из давно утерянного периода истории солнечной системы до и после катаклизма.

А Гор, конечно, был сыном ОСИРИСА.

Что может быть лучше, чем “камера ОСИРИС”, снимающая сейчас “его” увеличенное изображение?

Если древний Египет был “метафорической картой” людей и событий из более “невообразимого времени”, бесконечно возрождающихся и проигрывающихся в мифологии намного более “поздних” древних цивилизаций здесь, на Земле, это может быть ответом на наш ключевой вопрос:

“Откуда ЕКА еще до отправки миссии заранее ЗНАЛО о том, что, на самом деле, Штейнс является искусственной платформой?”

Ответ:
Из-за нынешнего существования “культа взорвавшейся планеты” Элфорда, который (вновь, каким-то образом) позволил ЕКА доступ к намного более древней (и намного менее сомнительной) информации о солнечной системе, возможно, в форме тщательно сохраненных текстов и даже настоящих изображений.

Какую бы форму не приняла эта информация, она, по-видимому, (судя по результатам) точно содержала фрагменты настоящих “событий древней солнечной системы” и даже невероятно полезные навигационные данные, такие, как точные эфемериды (местонахождения) некоторых выживших древних космических аппаратов, вращающихся вокруг Солнца и даже сейчас маскирующихся под “астероиды”.

Если любое из этих рассуждений корректно, они могли бы объяснить (в противном случае, “почти необъяснимый”) общий План Миссии Розетты – протяженный, извилистый курс, которым ЕКА было вынуждено послать Розетту на…, чтобы достичь дублера – Комету 67Р/ Чурюмова-Герасименко.

Действительно, из-за нынешней орбиты Штейнса – “10o выше плоскости Солнечной системы” – любая тайная миссия ДОЛЖНА была бы включать такой важный набор сложных маневров после запуска с Земли, чтобы повлиять на ТО важное и неизбежное “изменение плоскости” для достижения орбиты Штейнса.

А ведь “изменения плоскости” в межпланетном путешествии КРАЙНЕ дороги – в терминах топлива.

Поэтому, если Штейнс был настоящей целью миссии, тогда выбор второй кометы, ТОЖЕ вращающейся выше плоскости Солнечной системы, был существенным для истории сокрытия… с одним большим “проколом”:

Если “альтернативная комета” понадобилась как цель (после того, как изначально была выбрана Комета Виртанен, а затем цель изменилась из-за задержки с запуском), почему ЕКА выбрало другую комету, ТОЖЕ вращающуюся по “высоко наклонной орбите”? Каждый лишний день, проведенный в полете, был, действительно, лишним днем, когда бортовая система электроники могла “случайно” сломаться, приведя к срыву всей миссии!

Итак, зачем добавлять ЛИШНЕЕ время “риска” (приблизительно 11 лет), сотни миллионов лишних километров путешествия в пространстве, петли вокруг планет… один… два… три раза! И все для того, чтобы встретиться с другой “высоко наклонной кометой” (Виртанен имеет наклон приблизительно 12o)?

Когда намного более доступные кометы вращаются намного ближе к центральной плоскости Солнечной системы?!

Вместо 11-ти лет, встречи с “альтернативной” кометой можно было достичь всего за пару лет. Итак, зачем добавлять очень рискованное “лишнее время”, если вы не заинтересованы в САМОМ тайном способе… пролета мимо Штейнса!

Идеи, что где-то в Европе или в Вашингтоне имеются потрясающие фотографии Штейнса, сделанные полностью рабочей NAC Розетты, фотографии, снятые в пять раз ближе, чем имеющиеся в нашем распоряжении сейчас, фотографии, демонстрирующие восхитительные отдельные артефакты (!), имеющие древнее искусственное происхождение и лежащие в руинах на поверхности Штейнса, - всего этого вполне достаточно для того, чтобы у любого патриота закипела кровь!

Кто та “элита”, которая скрывает всю историю человечества “до падения” от всех нас!?
И когда это кончится?

А ВОТ ЕЩЕ ОДНО НАУЧНОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО, НАЗЫВАЕМОЕ ФОБОС

Фобос – это внутренний спутник Марса, один из двух “крошечных космических камней” (чуть больше 26 км в поперечнике), открытый в 1877 году Асафом Холлом.

. Он немного больше по размеру и выглядит как “мятый гамбургер”. Он облетает Марс каждые (тетраэдрально значимые) 7 часов 39 минут 14 секунд, на высоте 6436 км над красноватыми песками Марса, с запада на восток, три раза за каждый марсианский день.

Также, его орбита ближе к планете, чем орбита любого другого “естественного спутника” планеты во всей Солнечной системе.
Является ли он “естественным” спутником?

Замечательное научное свидетельство, поддерживающее “грядущую цепь событий”, начинается с фотографии Фобоса, сделанной 7 марта 2010 года с самым высоким разрешением.

Ниже приводится геометрия близкого контакта с Фобосом, осуществленного в ходе недавней миссии космического аппарата Марс Экспресс, и основание для первого увеличения одного из новых изображений ЕКА, полученных в ходе самого близкого облета Фобоса космическим аппаратом Марс Экспресс.

Это крупный план северного (“лицом к орбите”) полушария Фобоса, который вращается вокруг Марса по тому, что технически называется “приливно-закрытой орбитой” (это значит, что лицом к “орбитальному фронту” всегда находится “одна и та же сторона”).

Само оригинальное изображение, сделанное Марс Экспрессом (на основе которого создана улучшенная версия – ниже), снято с расстояния приблизительно 97 км. Самые маленькие объекты, различимые в полную величину (при надлежащем увеличении), имеют размер около 5 м в поперечнике на 24 км “спутнике”.

Заметьте всю чрезмерно прямоугольную геометрию, параллельную “слоистость” и явно не случайную организацию!

На всех этих изображениях заметьте, что “перед” – сторона Фобоса, всегда “обращенная к кульминации орбиты Фобоса вокруг Марса” (находящаяся прямо перед камерой) – это та же сторона со “всеми отлетающими от поверхности обломками”!

Она демонстрирует необычную, геометрическую, явно искусственно раскрошенную трехмерную поверхность, находящуюся прямо под защитным покрытием “потрепанного древнего астероида”, которую Фобос представляет из большинства других углов зрения. Сейчас она восхитительно раскрыта (ниже) на этом изображении с высоким разрешением, сделанным Марс Экспрессом “лицом” к Фобосу!

Сдвиг ракурса (влево и вниз - ниже) раскрывает еще более восхитительный, геометрический вид с тысячами правильных “прямоугольных образований”, видимых на всей “смотрящей на орбиту стороне” маленького спутника под этим конкретным солнечным углом. Это указывает на древний, изношенный, но изготовленный мир.

Спутник Марса, который, согласно двум абсолютно независимым космическим программам, осуществленным с промежутком в 20 лет, явно “на одну треть полый”, при любом астрофизическом сценарии происхождения НЕ МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ как просто “естественный” спутник!

Просто не может.

Ибо, согласно источнику в ЕКА, сейчас радарный эксперимент MARSIS независимо (но не менее драматически) подтвердил то, что “внутренняя часть Фобоса изобилует геометрическими комнатами, прямоугольными стенами и полами, определенными с помощью полуправильной “структуры отражающихся внутренних радарных эхо”, поскольку они были запечатлены сигналами MARSIS”.
Перевод:
MARSIS физически видел (с помощью радара) внутри Фобоса трехмерный, полностью искусственный внутренний мир и “отражение внутренней пустой геометрии”, совпадающей с полученными ранее (с низким разрешением) данными отслеживания внутренней гравитации.

Описывая внутреннюю геометрическую структуру “спутника”, раскрытую MARSIS, источник в ЕКА неоднократно подчеркивал, что “некоторые из внутренних отделений Фобоса еще удерживают некий вид атмосферы”.

Источник повторил это несколько раз, поднимая ряд забавных вопросов в связи с тем, как радару удалось обнаружить, что некоторые громадные “комнаты” внутри Фобоса (от 400 до 800 м в диаметре) ЕЩЕ поддерживают внутреннее давление.

В свою очередь, источник в ЕКА был удивлен (хотя и благодарен) запоздалому узнаванию “старых новостей”, которые, определенно, сопровождали новое радарное открытие: первая советская миссия Фобос-2 в 1989 году фактически обнаружила “плазму и эффекты магнитного поля в солнечном ветре вокруг Марса, позволившие предположить, что на орбите марсианского спутника Фобоса имеются остатки тора/кольца нейтрального газа (пыли?). Магнитные “пустоты” (сильное понижение напряженности магнитного поля) совпадали с сильными повышениями плотности плазмы (вплоть до фактора 10) и наблюдались во время первых эллиптических переходных орбит, пока космический аппарат приближался к орбите Фобоса”.

Два крошечных спутника Марса демонстративно показывают медленное истекание в пространство некоего вида внутренней атмосферы, атмосферы, побочные эффекты которой, бесспорно, зафиксированы разным инструментарием советского космического аппарата.

Такой вид “эрозии” (и обнаруженная величина) НЕ мог быть “геологическим”, то есть поддерживаться во временных рамках порядка нескольких миллиардов лет, и даже не с момента образования Солнечной системы. Следствия нынешней, активной эрозии крошечного Фобоса почти бесспорно поддерживают идею, что Фобос не только является искусственно созданным, но и что в космической среде “спутника” произошло какое-то недавнее изменение, возможно, даже в его местонахождении в Солнечной системе.

Такое изменение окружающей среды нельзя приписать любому Естественному происхождению Фобоса. Но оно вполне укладывается в рамки умозаключений Шкловского: Два необычных “спутника” Марса имеют более “недавнее” происхождение, чем “геологическое”!

Фобос – это тоже древний “космический корабль в форме тетраэдра”!
Гигантский космический корабль в форме усеченного “двойного тетраэдра”!
Потрясающее сходство между Штейнсом и Фобосом сейчас бесспорно.

Представляется, что он претерпел значительно большие повреждения, чем Штейнс. Возможно, это еще один намек на настоящее время его создания в период древнего обширного катаклизма Солнечной системы.

Характеристики, отмеченные пронумерованными красными стрелками (ниже), высвечивают три главных региона подобия между изображениями Розетты Штейнса и Марс Экспресса Фобоса:

Здесь не может быть никаких сомнений: Штейнс и Фобос созданы одним и тем же “древним дизайнером космических кораблей”, который в полной мере воспользовался универсальными и многогранными свойствами “тетраэдра”… в данном случае в двух очень разных масштабах, 5 и 26 километров в поперечнике.

ЗОНД "ФИЛЫ" ОБНАРУЖЕН НА КОМЕТЕ 67Р

изм. от 19.09.2016 г

Спускаемый космический аппарат, который считался утерянным, снова найден. В 2014 году спускаемый зонд "Филы" отстыковался от космического аппарата "Розетта" и направился к ядру кометы С67P Чурюмова-Герасименко. Гарпун, который должен был закрепить зонд на поверхности, не сработал. Аппарат два раза подпрыгнул и передал изображения из неизвестного места. Однако в начале сентября 2016 года "Розетта" достаточно приблизилась к ядру кометы, чтобы заметить зонд. Аппарат "Филы" размером в один метр виден справа на основном снимке, а на врезках показаны увеличенное и уменьшенное изображения. В конце сентября сама "Розетта" будет направлена на комету 67P, однако ее посадка будет более жесткой. При этом будут получены уникальные изображения и данные, но миссия "Розетты" на этом закончится.


Copyright  © 2004-2016,  alexfl